Мистика костюма

Последние десятилетия XVI — начала XVII вв. в Испании – время самой активной деятельности контрреформации, которая пытается захватить все стороны жизни, оказывая влияние на быт.

Сложная система, выработанная инквизицией, стремилась овладеть духовным миром людей, напитать человеческую психику мистицизмом, доведя ее до экстаза. Тонко используются все средства, способные воздействовать на мир чувств, в т. ч. изобразительное искусство, различного рода религиозные зрелища, торжественные процессии, музыка, наполнявшая храмы как ба небесным звучанием и, наконец, одежда, что заметно выяснилось в новом художественном решении королевского женского костюма.

Изолированная жизнь испанского двора, особенно королевской семьи, окружает ее ореолом таинственности, придает ей мистический религиозный колорит и находит своеобразное отражение во внешнем облике инбрант. По существу, в их костюме изменяется только одна часть, рукава, но зрительно впечатление от костюма становится совсем иным. Четкая, сухая форма рукава с боковым разрезом сменяется крылообразной. Простые по покрою, они падают красивыми изгибами, пересекая поверхность юбки и на спинке сшиваются со шлейфом, обобщают все в единую форму, и костюм частично теряет присущую ему сухость, в нем возникает сдержанный элемент движения, полный величественной красоты. Человек в этом костюме как бы существует для того, чтобы появляться среди людей, ослепляя их сиянием своей божественной власти, и затем исчезать, оставляя в их душе мистический трепет.

Имбранта Изабелла-Клара-Евгения изображена в таком костюме. Белое парчовое платье (в это время светлые тона женских вестидо встречаются часто) отделано традиционной вышивкой, роскошными «пунтасами» из белых лент с золотистыми наконечниками и драгоценностями на лифе. Высокий воротник закончен высокой кружевной горгерой, закрывающей даже уши. Этими же кружевами отделаны и узкие нижние рукава. Высокий маленький ток, как обычно, украшен драгоценностями и страусовым пером. В правой руке инбранта держит миниатюру с портретом отца.

По портрету инбранты мы можем восстановить покрой юбки испанского платья на каркасной основе. Полоса, пересекающая внизу платье и резанный его рисунок ткани показывает, что это шов. Такая странная на первый взгляд надставка могла возникнуть только в том случае, когда юбку кроили в форме полукруга. Этот шов маскировал последний обруч ведугоса, расположенный таким образом для того, чтобы юбка, согласно придворному этикету, полностью закрывал ноги, когда инбранта сидела.