Генрих IV и простота. Маски и любовные истории

При Генрихе IV (1589 г.) как при дворе, так и во всем обществе начинает распространяться относительная простота. Сам король, как его представляет портрет, написанный Порбусом, одевался преимущественно в итальянском стиле как в отношении покроя одежды, так и в отношении ее цвета. Его пример если не ликвидировал, то все-таки значительно уменьшил существовавшее тогда щегольство. Пестрота и женоподобность прежнего костюма заменились большей строгостью покроя и цвета. Теперь одевались преимущественно в темные цвета — черный, коричневый, темно-красный и фиолетовый, с очень умеренной примесью белого и других светлых тонов.

Камзол стали делать свободнее. Теперь его не выстегивали и не затягивали на талии, остроконечный выпуск спереди (брюхо) был упразднен, (узкая обшивка вокруг талии снова превратилась в полы умеренной длины. Корсеты из китовою уса исчезли. Рукава делали узкие, но не стеганые, с неширокими, плотно прилегающими плечевыми складками и валиками, которые, однако, просуществовали недолго. Широкие, похожие на подушки короткие планы постепенно укупили место нестеганым сборчатым. К концу столетия появились прямые полуштаны без сборок, с разрезом сбоку —фасон, пришедший, вероятно из Нидерландов. Вязаные панталоны и чулки становились все проще. Носки обуви были несколько закруглены, а каблуки стали выше. Розетки на башмаках делались больше, а к самим башмакам на подъеме пришивался подвижной клапан с застежками. Брыжи и манжеты уменьшились в объеме, но зато теперь стали носить брыжи двойные, тройные, иногда четверные и более. Из головных уборов прежде всего исчезли токи, которые носили миньоны, и их шапочки, заменившиеся шляпами различных фасонов. Особенно любима была низкая шляпа с широкими полями. Ее носили с приподнятыми с одного бока полями (как и сам король) и с пучком белых страусовых перьев —любимый цвет Генриха IV. Наряду с короткими торчащими плащами снова вошли в моду длинные плащи с рукавами и воротником или без них. Их накидывали на правое плечо, пропускали под левую руку и связывали на груди лентами или шнурками с кистями.

Волосы носили короткие и взъерошенные, либо длинные (ниже ушей), зачесанные назад. Король рано поседел, вследствие чего придворные стали делать себе искусственную седину пудрой, и вскоре (приблизительно в 1594 г.) мода пудриться распространилась в остальном обществе. Усы по-прежнему носили закрученными кверху, щеки брили, на подбородке сбавляли небольшую остроконечную бородку, названную по имени короля «анри катр».

Использование масок было распространено благодаря непрерывным любовным приключениям, требовавшим таинственности. Их надевали не только при выходе из дома, но и в обществе, по желанию владельца. Король даже в тайном совете присутствовал в маске. Где бы он в ней ни появлялся, лишь его любовница Габриэль д'Эстре имела право спять маску, чтобы поцеловать его.