Причёски и бороды

Люди, проводившие большую часть времени на открытом воздухе, носили плащи с воротниками, доходившими до колен и длиннее. Накидки вроде немецкой шаубе стали тоже делать с довольно широким отложным воротником (шалью) и прямыми рукавами. Для зимы их, как и плащи, подбивали мехом. Высшие сословия, особенно знатная молодежь, носили, кроме того, плечевые плащи испано-французского фасона, но несколько длиннее и просторнее, что позволяло их лучше драпировать. К перечисленным фасонам следует прибавить более легкие распашные одежды различной длины, с рукавами или без них, в том числе длинный талар из суконной материи на шелковой подкладке, с короткими или иногда висячими разрезными рукавами, использовавшийся исключительно как домашний костюм.

Из прежних головных уборов лишь немногие сохранились до конца столетия или дольше, и то только у средних и низших классов. Они уступили место беретам и круглым шляпам с узкими полями, которые в 60-е годы вытеснили испано-французские шляпы и плоские или конические шапки с узким околышем. Высшие сословия постоянно носили так называемый тоццо — сборчатую круглую шапку Легкие шапочки вроде фески сохранились теперь только в домашнем обиходе.

В прическе и ношении бороды высшее общество сначала следовало испанской моде, но с 70-х годов 16-го века стали носить кругло подстриженные бакенбарды. Молодые люди носили или бакенбарды, или усы, а старики полную бороду.

Еще меньше влияли иностранные фасоны на женский костюм, даже в тех местностях, которые находились под властью Испании и Франции. Такая устойчивость объяснялась затворническим образом жизни итальянских женщин, постепенно прекратившимся только и конце века. Полной свободой пользовались только куртизанки, игравшие заметную роль в общественной жизни больших городов — Венеции, Флоренции и Рима. Честные женщины и девушки, особенно знатных фамилий, как это было замечено Монтенем (1533—1592 гг.), сидели дома, иногда показывались у окна или на балконе и очень редко выезжали в театр или на прогулку. С мужчинами они встречались лишь на придворных праздниках, но даже за столом дамам прислуживали их мужья, стоявшие за их стульями.