Париж

Париж есть Париж. Цитадель, в которой иностранцы, в отличие от многих "аборигенов", пользуются большим кредитом доверия (во всяком случае, в области моды). Так или иначе, именно здесь решил попытать счастья Хуан Карлос — сиречь Джон Гальяно, родившийся на Гибралтаре от смешанного брака матери испанки и отца англичанина с итальянскими корнями.

Надо признать, что счастье ему улыбнулось. Но мог ли вообразить молодой модельер, что, пройдя через столько терний, он завоюет один зa другим два бастиона славной французской традиции?

В прошлом году — Дом «Живанши», в этом сезоне — знаменитое здание на авеню Монтень, архивы которого он, без сомнения, тщательно проработал. Ибо смысл его существования — одежда, и он удивительно хорошо знаком с ее историей. Лохмотьям, подбитой гвоздями коже, всем затеям экстремистов по ту сторону Ла-Манша он предпочитает кружевные жабо, напудренные парики и красные каблуки маркизов, пышные одеяния циркачей и сокровища блошиных рынков. Он изучил все старинные костюмы из запасников музея Виктории и Альберта и во время своих частых поездок в Лондон по-прежнему заходит к букинистам, пополняя запасы знаний и вдохновения. То ему попадется портрет маркизы Кассати работы Болдини, то редингот XVIII века, корсеты с высокой шнуровкой, скроенные по косой платья работы Мадлен Вьонне, лекала Баленсиаги. И всему этому он умеет найти безошибочное применение в современных силуэтах. Это именно та область, где от него ждут свершений. Виртуозно поиграв всеми мыслимыми стилями, он взялся творить завтрашнюю Женщину от Диора. Итак, как вам больше нравится соблазнять — «по Джону» или..? Или вы предпочитаете завоевывать?

Модельер Хуссейн Чалоян использует в своих коллекциях юбки на обручах и твердый лиф, напоминающий панцирь.

Мартовская коллекция Before Minus Now была показана в Театре балета на севере Лондона. По белому подиуму под звуки рояля ходили модели в платьях-панцирях с торчащими юбками и в фетровых шапочках в форме яичной скорлупы. «Я пытался переосмыслить силу земного притяжения, — говорит Хуссейн. — Это одежда, которую будто разобрали на части, растянули в разные стороны, а потом собрали заново. Но она так и осталась деформированной». Затем на подиуме появлялся маленький мальчик с пультом дистанционного управления. Он нажимал на кнопку, и юбка твердого пластикового платья поднималась, подобно створке самолетного люка, обнажая «шасси» из тюля. «Речь идет о научно-техническом прогрессе, — говорит Чалаян. — А два шикарных платья, словно выточенных из прессованного бледно-розового тюля, призваны олицетворять Силы, воздействующие на формирование земли».