Прялки юго-западной Карелии

О.А.Набокова

ПРЯЛКИ ЮГО-ЗАПАДНОЙ КАРЕЛИИ В ФОНДАХ МУЗЕЯ-ЗАПОВЕДНИКА «КИЖИ»

В 2000-2003 годах автором данной статьи были предприняты попытки определения особенностей бытования прялок, выявления общих и локальных закономерностей в характере изменения их облика. Результаты исследований представлены в ряде публикаций001. Для исследований использовались данные о более, чем пятистах экземплярах, хранящихся в фондах музеев Карелии или зафиксированных во время полевых работ. Однако объемы публикаций не позволили описать фактологическую базу, которой мы располагали. Наиболее важной и полной ее частью является коллекция музея-заповедника «Кижи», насчитывающая более 300 экземпляров прялок. Цель данной статьи – представить часть собрания музея из юго-западных районов Карелии.

Западные районы Карелии уже в первые годы XX века стали предметом активного внимания финляндских исследователей. Занимаясь общими вопросами истории культуры и искусства финно-угорских народов, они иллюстрировали свои рассуждения полевыми материалами, полученными на рубеже XIX-XX веков. Труднодоступность литературы, изданной на финском, шведском, немецком языках, сокращает нашу возможность ее полноценного анализа и вынуждает сослаться на обзор, выполненный А. П. Косменко в монографии об орнаментальном искусстве народов Карелии002. Судя по описанию этих изданий, в разделах о декорировании деревянных бытовых предметов содержались изображения прялок.

В российских изданиях, начиная с широко известного альбома А.А.Бобринского, изданного в 1911 году003, вплоть до 1970-х годов в поле зрения исследователей попадали только прялки Поморья, а также один из типов прялок восточных уездов Олонецкой губернии. Прялки юго-запада, не привлекали специального внимания исследователей. Расширению знаний о прялках Карелии в значительной степени способствовали полевые и аналитические материалы, накопленные исследователями, научными учреждениями и музеями в послевоенные годы. В 1960-1980-х годах опубликованы труды, посвященные крестьянской культуре карел, вепсов, саамов, тематические каталоги музейных собраний и каталоги выставок из фондов музеев. В них с небольшими комментариями представлены различные типы прялок, бытовавших в культуре коренных народов Карелии. Исследования объединяла общая направленность на выявление этнически дифференцированных особенностей художественной культуры. Комментарии были очень сдержаны и содержали, в основном, искусствоведческий анализ традиционного декора. Отсутствовали и ссылки на место происхождения прялок, вместо них ставилось указание на этническую принадлежность или принадлежность к фондам какого-либо музея.

Наиболее значительными следует признать труды А.П.Косменко004. Текст ее работ сопровожден достаточным количеством изображений. Именно публикации А.П.Косменко дали возможность оценить типологическое многообразие прялок Карелии. Однако словесные описания прялок, как правило, лаконичны и, в основном, посвящены плоскостному декору.

Событием в изучении прялок стало и издание в 1981 году монографии В.М.Вишневской, также посвященной резьбе и росписи по дереву005. Исследование сосредоточено на выявлении специфики художественной культуры карел. Описания прялок изобилуют тонкими наблюдениями, но прялки выступают только в роли носителей резьбы и росписи. В 1980-х годах вышла статья О.В.Кругловой и В.А.Гущиной006, в которой внимание уделено и прялкам юго-запада Карелии. Работа отличается яркими, эмоционально окрашенными характеристиками наиболее заметных типов прялок. И, наконец, несмотря на то, что в фондах музеев Карелии видное место неизменно составляли прялки, музейные публикации о них единичны. Они представлены в виде отдельных фотографий в буклетах и каталогах и проспектах к выставкам о декоративно-прикладном искусстве народов Карелии007.

Таким образом, на протяжении значительного периода времени изучение прялок Карелии, в том числе юго-западной ее части, ограничивалось выявлением их художественных достоинств и концентрировалось на наиболее ярких образцах. Представляется, что описание прялок из музейных фондов может быть полезным.

Прялки, о которых пойдет речь, происходят из области, лежащей на юго-западе Карелии примыкающей к Финляндии. Южная граница области – северное побережье Ладожского озера и южная граница Карелии, северное – окрестности озера Сямозеро. На востоке она совпадает с территориями Пряжинского и Олонецкого районов. Население выделенной части Карелии является представителями двух южно-карельских диалектных групп карел ливвиков и людиков. Граница между диалектными ареалами проходит в меридиональном направлении по территории Пряжинского района и относит также к людиковскому ареалу земли Михайловского сельсовета Олонецкого района.

Из юго-западной Карелии в фонды музея-заповедника «Кижи» поступило 62 прялки. В границах очерченного ареала – пять административно-территориальных районов, но распределение прялок по районам неравномерно: из Пряжинского района поступило 45 экземпляров, из Олонецкого района – 13 экземпляров; из Суоярвского района – 3 экз.; из Питкярантского района – 1 экз.008

Неравномерное географическое распределение коллекций, с одной стороны, выявляет лакуны, требующие дальнейшей полевой работы, с другой стороны, – отражает неравномерную плотность заселения. Земли, лежащие вдоль границы с Финляндией, в настоящее время безлюдны, и главная часть населения сконцентрирована в восточной половине территории.

Первые две прялки юго-западной Карелии поступили в фонды из Карельского государственного краеведческого музея в 1966 году, при образовании музея-заповедника «Кижи». Дальнейшее пополнение коллекции – результат многочисленных экспедиций. Особенно плодотворной оказалась собирательская деятельность старейших сотрудников музея – А.Т.Беляева, Б.А. и В.А. Гущиных, Д.В.Богданова, Л.В.Трифоновой, М.А.Витухновской, С.В.Воробьевой. Более трети коллекции юго-западных прялок поступило в результате целенаправленного полевого поиска, предпринятого в 2000-2003 годах автором данной статьи.

Музейные предметы обычно сопровождаются информацией – «легендой», записанной от их владельцев. Прялки из поступлений 1960-1970 годов имеют только сведения о последнем владельце и последнем месте бытования. Начиная с 1980-х годов, в полевых карточках, по возможности, фиксировались сведения об изготовителе, о владельцах прялки в разных поколениях, воспоминания, связанные с прялками. «Легенды» не только сохраняют историю предмета, но в некоторых случаях помогают определить время его создания. Так, «по легенде» прялку из деревни Сюрьга Пряжинского района (КП-1000) сделал для своей жены крестьянин Амос Васильев (1860-1920 гг.). Жена его жила в 1862-1942 годах. Можно предположить, что Васильевы жили в браке, начиная, примерно, с конца 1870-х годов, а, следовательно, прялка могла быть сделана в период между 1880 и 1920 годами. Однако, в большинстве случаев, информации о жизни предмета и его владельцев почти не сохранилось. Большинство прялок датировано основании косвенных признаков или по аналогии с другими прялками. Значительная доля прялок юго-западной Карелии относится к рубежу XIX-XX веков, но некоторые прялки датированы первой четвертью или серединой XIX века. Есть и прялки, сделанные в послевоенные годы.

Информация о том, что прялку сделал муж для своей жены, поступила лишь однажды. Однако во многих семьях помнят, что прялку сделал отец или дед, или же, что прялка привезена из другой деревни вместе с приданым после свадьбы.

Иногда «легенды» сохраняют имя мастера. Так стало известным имя Матти Мякинена (1856-1924 гг.), жителя деревни Руокоски Пряжинского района, который работал по заказам, украшая росписью прялки, дуги, шкафчики. В музейные документы вошло имя Ивана Петровича Макарова (1859-1935 гг.), столяра из Лахты, чья мебель до сих пор используется в крестьянских домах округи. Расписные прялки его работы встречаются в ряде деревень Сямозерья, а также хранятся в собраниях карельских музеев. В Каскесельге изготовлением прялок славились Анисимовы, особенно Иван Анисимович Анисимов (около 1850-1935 гг.), о силе и мастерстве которого в деревне рассказывают до сих пор. Анисимовы делали простые некрашеные прялки, на которые иногда наносили ножом «нарисовки».

Сноски

001 Набокова О.А. Прялки Заонежья: традиции и индивидуальные особенности мастерства // Мастер и народная художественная традиция Русского Севера: Доклады III Международной научной конференции "Рябининские чтения-99". Петрозаводск, 2000. С.376-385; Она же. К проблеме бытования прялки на территории Карелии в конце 19 - начале 20 века // Кижский вестник №5: Сборник статей. Петрозаводск, 2000. С.54-71; Она же. К вопросу о типологических особенностях прялок Карелии // Кижский вестник №6: сборник статей. Петрозаводск, 2001. С.42-56; Она же. К проблеме классификации прялок // Кижский вестник: Сборник статей. Выпуск №8. Петрозаводск, 2003. С.182-210; Она же. Прялки Панозерья и прялочные традиции Карелии // Панозеро: сердце Беломорской Карелии. Петрозаводск, 2003. С.180-213; Она же. Прялки Карелии: локальные традиции в контексте этнической истории / Локальные традиции в народной культуре Русского Севера: Материалы I Международной научной конференции "Рябининские чтения-2003". Петрозаводск, 2003. С.209-212.
002 Косменко А.П. Традиционный орнамент финно-язычных народов Северо-западной России. Петрозаводск: Карельский научный центр РАН, 2002. С. 82-83, 145-146.
003 Бобринский А.А. Народные русские деревянные изделия. Выпуск. I-XI. - М., 1911.
004 Косменко А.П. Карельское народное искусство: Изобразительное творчество. - П., 1977; Она же. Народное изобразительное искусство вепсов. Л., Наука, 1984;
005 Вишневская В.М. Резьба и роспись по дереву мастеров Карелии. Петрозаводск, 1981.
006 Круглова О., Гущина В. Карельские прялки // Краевед Карелии. Петрозаводск, 1990. С.63-67.
007 Государственный историко-архитектурный и этнографический музей-заповедник "Кижи": Каталог / Авт.-сост. А.Т.Беляев, Б.А.Гущин, В.А.Гущина. Петрозаводск, 1976.
008 Мы исключили из подсчетов одну прялку из дер. Поросозеро Суоярвского района (КП-2588), которая демонстрирует полное сходство с изделиями сегозерских мастеров. Возможно, ее появление в южном районе Карелии носит характер единичного случая, поэтому представляется верным рассмотреть ее в контексте с прялками сегозерских мастеров в одной из последующих статей.