О методике

Приложение

ПРЕДЛОЖЕНИЯ ПО МЕТОДИКЕ ФИКСАЦИИ

И ОПИСАНИЯ ОСТАТКОВ КОСТЮМА

В ПОГРЕБАЛЬНЫХ КОМПЛЕКСАХ

Введение

В последние годы в связи с кризисом полевых археологических исследований на бывшей территории СССР на первый план выходят вопросы максимально точного соблюдения существующих полевых методик и их дальнейшего совершенствования.

В числе методически почти не разработанных тем — наиболее оптимальная фиксация и характеристика остатков древнего костюма в ходе раскопок погребений. Эта категория археологических находок во многих отношениях может считаться наиболее уязвимой и зависящей от точности и объективности их своевременного описания. Одна из основных проблем заключается в том, что исследователю, расчищающему древнее погребение, часто психологически и технически сложно представить себе весьма хаотично разбросанные по могиле после частичного разложения ее содержимого единичные мелкие вещи и их скопления (бусы, бляшки, фрагменты и отпечатки тканей и кожи, заколки, пряжки и др.) в качестве некогда единого, тщательно продуманного во всех деталях и гармоничного ансамбля костюма, отражающего вкусы и иные представления, материальные и технические возможности его хозяев и мастериц. Вместо этого ансамбля современный археолог часто видит в остатках костюма лишь бессистемный «перечень предметов погребального инвентаря». Между тем одинаково важна тщательная фиксация всех этих остатков костюма, независимо от их сохранности (тлен, отпечатки), материала (органические или неорганические) и условий их нахождения (под костями умершего, под металлическими предметами, в несколько слоев): только в этом случае создается возможность объективной реконструкции костюма — одного из важнейших компонентов культуры древних обществ, элементы которого часто составляют большинство находок в том или ином могильнике.

Предлагаемая методика в основном подготовлена автором в 1980–1985 гг. на основе личного опыта расчистки погребений античной эпохи и знакомства с архивными материалами Юга России и Средней Азии (Западного Туркестана).

Основные пожелания относительно фиксации остатков «археологического» костюма сводятся к следующему.

1. Общий чертеж костяка в масштабе 1:10 при наличии скоплений украшений дополняется отдельными чертежами таких скоплений в масштабе 1:2 или 1:1 с соответствующей фотофиксацией. Малый размер альбомного листа для полевого отчета не является достаточным поводом для невключения подобных «рабочих» чертежей в полевую отчетность и публикации (в последних в странах бывшего СССР сегодня преобладают схематичные и ничтожно малые по размеру изображения подобных скоплений, во многом обесценивающие нелегкий труд археолога в поле).

2. Скопления украшений и отдельные предметы, найденные под скелетом после снятия костей, не должны фиксироваться лишь текстуально (как якобы «невидимые» под костями или «найденные при контрольной зачистке»). Их желательно либо наносить на чертеже погребения пунктиром, либо изображать на дополнительном чертеже отдельного участка. Изготовлять в этих случаях сложные чертежи в стерео метрии нет строгой необходимости.

3. Особой сложностью часто отличается картина размещения нашивных и подвесных украшений у черепа. Если он раздавлен, то украшения головного убора подчас образуют три слоя: на самом черепе, в заполнении и под ним; в этом случае желательно оформление трех отдельных чертежей по слоям. Если череп хорошо сохранился и лежит лицевой частью вверх, то обшивки головного убора при разложении последнего могут разместиться двумя дугами по его сторонам. При положении черепа на боку украшения лицевой части зачастую образуют плотное скопление, в котором могут «читаться» бывшие ряды обшивки.

4. Факт разрушения грызунами или ограбления богатой могилы со значительным перемешиванием грунта и вещей в нем не означает, что исследователь может менее тщательно фиксировать отдельные сохранившиеся in situ украшения и их фрагменты. Справедливо как раз обратное. В заполнении погребения выделяются условные слои, по которым составляются отдельные чертежи (на них указываются фрагменты рядов украшений и отдельные бусы/бляшки в перемещенном состоянии). В дальнейшем сопоставление материала этих условных слоев поможет выявить участки, где преобладание украшений того или иного типа не носило случайного характера и было связано с их первоначальным размещением. Древние грабители во многих случаях в соответствии с суевериями не трогали отдельные, даже весьма дорогие, предметы парадного костюма (ожерелья с амулетами, пояс и др.).

5. Богатые и неограбленные могилы знати с остатками роскошного костюма чаще всего исследуются в непростой обстановке (ограниченное время и пространство расчистки, иногда отсутствие надежнойохраны, дефицит необходимых для консервации материалов, недостаточная для такой ситуации квалификация чертежников и расчищающих могилу рабочих, подчас недостаточное освещение и даже хищения отдельных украшений посторонними). В подобных чрезвычайных обстоятельствах хочется призвать исследователей прежде всего к откровенному указанию (если не в полевом отчете, то хотя бы в публикации) на неизбежно допущенные просчеты в ходе расчистки (уничтожение по небрежности рабочих ряда деталей и т.п.). Важно избежать частых в подобных случаях противоречий в данных полевого дневника, чертежей и текста. Недопустимо изъятие авторами раскопок из полевой отчетности фотографий отдельных ценных вещей и скоплений интересных находок с целью не допустить несанкционированного копирования.

6. При большом разнообразии украшений и их взаимоналожении в скоплениях они изображаются различной штриховкой (чрезмерная детализация таких предметов — вмятины, трещины и пр. — лишь ослож няет восприятие); наиболее мелкие украшения — разнотипными условными значками (подобные обозначения, отличающиеся лишь цветом, непрактичны).

7. В плотных скоплениях обшивок одежды из рядов бисера или бус обычно невозможно передать на чертеже каждую отдельную бисерину. Важно прежде всего точно обозначить контуры орнаментальной зоны (отдельно над и под костяком), дополнив такой чертеж текстовым описанием количества сохранившихся рядов обшивки и плотности бус в рядах. Передача контура на чертеже важна и для остатков вышивки золотой парчой и жемчугом, поскольку в ряде случаев расшитые ими одежды не надевались на покойного, а лишь клались на или под него; при этом контуры рукавов и других деталей одежды не очень точно повторяют контуры тела. Отдельные небольшие бусины и бисерины отмечаются на чертеже в тех случаях, когда они лежат с достаточно большими промежутками. Желательно указать хотя бы примерное число (процент) разрушившихся бус в каждом скоплении. Определить первоначальный цвет бус во многих случаях без специальных навыков невозможно.

8. Изображение фибулы на чертеже должно быть таким, чтобы было ясно, куда обращены ее приемник и дужка (манера застегивания одежды), а при наличии рядом нескольких фибул — детали их взаиморасположения. Нельзя отмечать фибулы на чертеже крупными точками, допускать расхождение положения одной и той же фибулы на чертеже, на фото и в текстовом описании.

9. Нашивные бляшки, лежащие лицевой и оборотной сторонами (в последнем случае этот могут быть следы обшивки тыльной стороны элементов одежды и образованных ею складок), отмечаются на основном или дополнительных чертежах разной штриховкой или цветом. Наиболее интересные из подобных участков желательно брать монолитом или делать гипсовые слепки. Особенно важны случаи взаимоналегания отдельных бляшек и особенно их рядов (уточнение стратиграфии слоев одежд и погребальных покровов). В тексте указывается среднее расстояние между бляшками (изредка они частично налегали друг на друга, пришиваясь по краям одной нитью; иногда встречаются рукава, края которых обшивались всего четырьмя-пятью бляшками).

10. Необходимо указывать, есть ли на бляшках отверстия и насколько аккуратно они проделаны (небрежно сделанные отверстия часто проделывались в бляшках, нашивавшихся на одежду умершего перед самым погребением); при отсутствии отверстий бляшки могли наклеиваться или нашиваться нитью за выступы по краям. Большой интерес представляет наличие фрагментированных или заметно стертых бляшек, наличие несплошных линий из них — с прорехами (следы износа одежды); характер и размещение подобных следов часто помогают уточнить функции того или иного предмета одежды. Желательно определить пробу золота или серебра не только в бляшках каждого типа, но и среди однотипных бляшек, обшивавших разные части одежды (среди них подчас встречаются различия). При описании облика разнотипных бляшек вместо эмоциональных и сугубо предположительных определений (так, одна и та же форма разными авторами описывается как «стилизованная голова барана», «летящая птица» или «распустившийся цветок») важнее корректно и детально описать ее геометрическую форму («Y»-образная, с плавно отогнутыми наружу верхними концами и утолщением у основания»).

11. Особый интерес представляют сравнительно редко встречающиеся ряды бус или бляшек, найденные вдоль или поперек груди, костей конечностей, вдоль плеч. Они часто украшали линии конструктивных швов одежды (а иногда пережиточно имитировали когда-то распространенный крой), края пелерины или нагрудника. При характеристике остатков таких низок помимо чертежей важно указывать в тексте, лежат ли они только на костях или также под ними (обшивки кольцом или полукольцом), насколько они выходят в стороны за границы костей (прежний диаметр обшлагов, ножных браслетов и т.п.), прямая линия или извилистая, лежит ли она перпендикулярно кости или под углом к ней (рукав с косым краем).

12. Желательно указывать для ожерелий длину низки (короткое ожерелье может означать, например, наличие головного покрывала), порядок чередования в ней бус разных цветов и материалов, наличие в ней интервалов (возможно, отмечающих несохранившиеся бусы из органических материалов).

13. Многие парные украшения (бусинные и металлические браслеты, пряжки, булавки и т.п.) и нашивки (обшлагов, обуви и др.) на первый взгляд часто кажутся практически идентичными. В действительности картина бывает более сложной, что необходимо учитывать при их описании (на левой/женской или правой/мужской стороне в соответствии с определенными религиозными представлениями украшений нашивалось меньше; подвески в виде конечностей с четырьмя или пятью пальцами связаны с символикой соответственно левой и правой стороны и т.п.). При описании и музейном хранении подобные парные украшения не должны смешиваться и обезличиваться.

14. Для золотых/серебряных нитей парчи отмечаются их тип (прямые, крученые разных видов), ширина нити, плотность нашивки, направление нитей. Для отпечатков тканей на металлических и иных предметах до их механического удаления при реставрации последних необходимо определить плотность тканей (нитей/см, основы и утка) и тип переплетения. Для фрагментов кожаных изделий указываются толщина кожи, окраска, характер отверстий для сшивания деталей и среднее расстояние между стежками.

Для отчетов и публикаций кожаные изделия фотографируются с внешней поверхности и только в распрямленном виде.