Это продолжение статьи, начало смотрите в предыдущих статьях данного раздела.

(4) Жители чача

Посольство Чача (упомянуто в большой согдийской надписи на западной стене) изображено в составе трех человек. К сожалению, фигуры их в средней части очень плохой сохранности.

Головы мужчин украшают кожаные (?) ленты-диадемы с одной (а у руководителя - чачского дапирпата - тремя) золотыми бляшками розетками (Рис. 3, 15). Диадема-лента с 3 подобными розетками известна в костюме знати иранских народов юга Средней Азии с античного времени. В I-II вв.н.э. она отмечена на изображении богини из Дальверзин-тепе (Les tresors..., 1978, рис. 28), в раннесредневековом Согде - на терракотах с изображением крылатого божества (Мешкерис, 1989, с. 230; рис. 125, 1). Она же представлена на голове пирующего аристократа с расписной глиняной вазы-оссуария VI в., найденной у буддийской ступы в Мерве (Луконин, 1977, рис. На с. 215). Аналогичная женская диадема известна в могильнике Ляхш (Кумедская область Таджикистана) (Майтдинова, 1992, с. 88-89; табл. 34, 1). Вероятно, распространение таких диадем в Средней Азии следует связывать с ближневосточным импульсом (сравн. образец такого типа на рельефе ассирийского Саргона II: Barnett, 1960, s. 84).

Интересна обувь с загнутыми внутрь носками и высоко пришитыми подошвами. Ее высокие голенища на изображениях разбиты на множество узких горизонтальных полосок со следами многоцветного орнамента внутри (Рис. 3,19). Л.И. Альбаум считает их “обмотками” из тряпок, что весьма маловероятно. Видимо, это действительно обувь с удобными в горных условиях загнутыми носками, но либо вязаная, либо войлочная простеганная, либо комбинированная (из двухтрех разных материалов). Эти варианты известны у многих горных народов мира и хорошо документируются, например, на Восточном Кавказе (Гаджиева, 1981, с. 63-67; табл. 8 (10-12) и у мужчин ираноязычных народов Хорасана (Beyhaqi, 1992, p. 833, fig. 69).

Лучше остальных сохранились фигуры персонажей 21 и 22. Можно предполагать, что дапирпат (фигура 21) носит нераспашное плечевое одеяние с узким горизонтальным воротом и с подолом чуть выше колен (ниже изображены шаровары). Последние довольно широки и заправлены в голенища сапог.

Рукава плечевой одежды у главы посольства сужаются и имеют широкие обшлага с белым орнаментом (Рис. 3, 12); рукава у фигуры 22 книзу не сужаются, у него орнаментирована белыми точками и кайма ворота (Рис. 3, 13). Основной цвет обшлагов и ворота обеих - черный. Если у фигуры 21 и плечевая и поясная одежда - розового цвета, то для фигуры 22 известен лишь цвет плечевой одежды (желтый).

Как выглядели пояса послов - неясно. Однако, вероятно, что как и у чачского юноши-танцора из стихотворения Лю Яньши (Шефер, 1981, с. 84; с. 387, прим. 141), это были матерчатые кушаки со свешивающимися концами. Они характерны для мужского костюма Средней Азии еще в ахеменидское время (см., например, Горелик, 1985, табл. II(3-4), III(3).

В заключение обзора костюма чачских послов, отмечу, что все трое, видимо, в соответствии с тюркской модой, носят сзади крупную косу (ее нижняя часть, к сожалению, не видна) (Рис. 3, 14).

Далее - смотрите продолжение статьи.