Щегольство и странные фасоны

Не принадлежавшие ко двору дамы не уступали в щегольстве придворным. Не имея права носить платья из парчи, они выписывали себе из Флоренции и Милана платья, стоившие не менее 500 талеров, с отделкой вдвое дороже. Даже женщины среднего сословия, которым было запрещено носить бархатные шапочки, отделывали суконные так богато, что иногда подобный головной убор стоил до тысячи талеров.

Моды времен Генриха IV были лишь видоизменением существовавших ранее форм, но не в сторону их упрощения, а напротив— переделки в новые странные фасоны, многие из которых своим происхождением были обязаны Маргарите Наваррской, королеве Франции. Вырез лифа, и без того уже настолько глубокий, что обнажал грудь до половины, был углублен до середины лифа. Этот фасон, нравившийся королеве Маргарите, был невозможен без нагрудника.

Нагрудник обычно носили из такой тонкой ткани, что он почти не скрывал то, что было под ним. Обнажение груди сопровождалось обнажением плеч и рук и дошло до того, что папа Иннокентий IX (1591 г.) буллой предписал всем дамам закрывать грудь, плечи и руки до самой кисти непрозрачной тканью под страхом отлучения от церкви.

Рукава «ажиго» были заменены более узкими, но тоже выстеганными. Висячие рукава тоже стали делать уже прежнего, а в конце столетия снова появились плотно прилегающие плечевые складки. Юбка стала шире и безобразнее. Сохраняя прежнюю длину, ее поднимали фижмами так, что она растягивалась вокруг талии колесом, окружность которого иногда доходила до 12 футов. Это колесо покрывали плоской сплоенной оборкой из той же материи, из какой было сделано платье.