Германия - постановления на одежду

Костюм 16 века

Нигде не появлялось так много подробных постановлений относительно одежды, как в Германии. Постепенно каждый владетельный князь, каждое начальство или городская община стали считать в числе своих обязанностей издание таких постановлений. В некоторых местах удалось добиться их исполнения, но это не имело прочного влияния на дальнейшие видоизменения костюма. Гораздо существеннее было постоянно возраставшее испанское и французское влияние, а также ставшее более серьезным и сдержанным общее настроение. То и другое, действуя одновременно, освободили костюм от многих излишеств и постепенно придали ему характер натянутости, чопорности, противоположный прежнему. Однако это происходило очень медленно и началось с высших классов, которые уже в 40-х годах начали приобщаться к французской моде.

Остальные сословия последовали их примеру не ранее середины 60-х годов. С этих пор опять появляются постоянные повторения законов против роскоши и сведения, дошедшие до нас от проповедников, об иностранной одежде и обуви.

Вот что говорит один из них, магистр Вестфаль: «Если мы взглянем, что делается на свете, то увидим, что почти у каждого народа, у каждой нации и страны есть свой собственный костюм. Только у нас, немцев, нет ничего своего, а одеваемся мы по-разному—по-волошски, по-французски, по-венгерски, чуть ли не по-турецки и из-за своей глупости не можем придумать ничего своего. Кто может перечислить все те странные покрои и моды, которые сменились в эти последние тридцать лет?.. Кроили и перекраивали штаны на разные манеры, и такая отвратительная из них одежда вышла, что честному человеку становится страшно и возмутительно. Никакой вор на виселице не болтается так отвратительно и так не растерзан, как нынешние штаны наших железоедов и буянов». Под последними магистр подразумевал, кроме щеголей и забияк, главным образом ландскнехтов, которым даже утвержденный на сейме 1530 г. устав разрешал одеваться по собственному усмотрению.

Шелковые вязаные штаны (трико) появились довольно поздно. Еще в 1569 г. маркграф Иоганн Кюстринский сделал выговор за их ношение тайному советнику Бартольду фон Мандельсо в таких словах: «Бартольд, у меня тоже есть шелковые чулки, но я их надеваю только по воскресеньям и в праздники» Даже в 1583 г. они считались настолько редкими и дорогими, что в Магдебурге было просто запрещено их носить.Тем не менее они постепенно распространились настолько, что были запрещены только некоторым из служащих лиц.

Уже с 1565 г. костюм высших сословий начинает напоминать испанский и французский, т. е. становится более натянутым и чопорным. Вне этих сословий испанский покрой принимался слабо и медленно. Тем не менее шаровары постепенно были заменены более скромными формами коротких штанов с легкими складками или гладкими выстеганными короткими штанами без складок.

Это несколько успокоило строгих порицателей, которые, хотя и не полностью одобряли новые формы и давали им насмешливые прозвища, но все-таки единогласно считали их более приличными. Один из них, Иоганн Штраус, сознавался, что «они красивы, если сделаны не очень широкими и без клапана». Но ему не нравилось, что «их набивают шерстью так, что в них становишься похож на мешок с солодом». «На пару штанов, — говорил он, — нужно шерсти с трех телячьих шкур». Возмущало его также и то, что клапан у них слишком заметен и что в них делаются карманы для того, чтобы класть в них всякую мелочь.