• Согдийцы на родине и за границей: различия в костюме VI-VIII вв. н.э. по изображениям в Согде и Китае

    В искусстве Китая и китайских согдийцев в различных композициях достоверно отражены главные черты согдийского костюма сер. VI – сер. VIII вв., что легко объяснимо. Во-первых, речь идет о людях, хорошо известных и значимых для заказчиков.

  • Cокращения

    IMKU (ИМКУ) - Известия материальной культуры Узбекистана. Ташкент

    Izv. Yu. ONII (Изв. ЮОНИИ) - Известия Юго-Осетинского научно-исследовательского института

    KSIÉ (КСИЭ) - Краткие сообщения Института этнографии Академии наук СССР. Москва

    MIA (МИА) - Материалы и исследования по археологии СССР. Москва

  • Рисунки

    Рисунки (plates)

    1 - фигуры 15, 16, 29, 42; 2 - фигура 39; 3 - фигура 28; 4 - зал III; 5 - фигуры 6, 19, 26; 6 - фигуры 5, 18; 7 - фигуры 5, 6; 8 - фигура 19; 9 - многие фигуры; 10 - фигура 18; 11 - фигура 19; 12 - фигуры 5, 18, 28, 42; 13 - фигуры 19 (нижняя одежда), 26, 27; 14 - фигуры 5, 18; 15 - фигуры 26, 28, 39; 16 - фигуры 16, 39, 41; 17 - фигура 6; 18 - фигура 42; 19, 20 - фигура 6; 21 - фигура 28; 22 - фигура 18, (42 ?); 23 - зал III.

  • Литература

    Литература к статье данного раздела сайта.

    Agadzanov S.G., 1980. (Агаджанов С.Г.). Брачные и свадебные обряды огузов Средней Азии и Казахстана в IX-XIII вв.// Страны и народы Востока, вып. 22, М.

    Ahunbabaev H., 1990. (Ахунбабаев Х.). Дворец ихшидов Согда третьей четверти VII в.н.э. на Афрасиабе.// Культура древнего и средневекового Согда. Тезисы докладов советско-французского коллоквиума. Ташкент.

  • Некоторые условности в афрасиабских росписях

    Одной из них можно считать желание художника объединить персонажи в группы с количеством, кратным 5 (на западной стене - 5 китайских послов в ряд, за ними - 5 иноземных послов правее согдийца-переводчика - фигуры 20; 5 сидящих на ковре тюркских чиновников в сохранившемся нижнем ряду правой группы; на северной стене - 5 охотящихся китайцев. 10 хотанских дам в лодке; на южной стене в чаганианском посольстве - 5 женщин впереди и 5 мужчин позади).

  • Датировка посольств и обстоятельства их прибытия в Самарканд

    В начале 90-ых годов М. Моде предпринял очень интересную и важную попытку доказать в специальной монографии, что на западной, северной и южной стенах зала 23/1 изображена взаимосвязанная в деталях композиция, связанная с реальными событиями, которые можно датировать точно - 648 г.н.э. (Mode, 1993).

  • Невеста из Хотана и ее женская свита

    Внимание исследователей часто привлекало изображение лодки на северной стене с 10 находящимися в ней женщинами (фигуры 11-20). “Сцена в лодке” трактовалась совершенно по-разному. Для изображенных характерна довольно жесткая иерархия, выраженная их местом в композиции и деталями костюма.

  • Корейцы и китайцы

    Два корейских чиновника стоят позади чачских послов на периферии композиции западной стены (персонажи 24-25). К ним не проявлено особого внимания со стороны официальных лиц Согда, и они не несут с собой никаких даров. Характер этого посольства остается во многом загадочным (см. ниже). Послы одеты в желтые короткие (выше колен) распашные кафтаны “чогори”, широкие и с широкими рукавами (что характерно для знати) и широкие шаровары “пади”, стянутые внизу шнурком.

  • Полихромные шелковые сюжетные ткани в костюме различных этносов

    Это продолжение статьи, начало смотрите в предыдущих статьях данного раздела.

    Вероятная сасанидская принадлежность большинства из них и особенности их использования чаганианцами и согдийцами отмечались выше.

    Существуют ли иные закономерности их распределения у персонажей с росписей Афрасиаба? Прежде всего замечу, что у представителя каждого этноса (согдийцев и чаганианцев) в каждой из сцен (на южной и западной стене) орнамент основного фона таких тканей никогда не повторяется.

  • Тюркизация костюма и наборные пояса согдийцев и чаганианцев

    Это продолжение статьи, начало смотрите в предыдущих статьях данного раздела.

    Два последних народа до середины VII в. входили в состав единого Тюркского каганата, а затем - в состав Западнотюркского (Он Ок Эли) и его осколков. Влияние тюркской моды (а конкретнее - пяти южных племен Каганата - нушиби) породило сходные явления в мужской одежде на этой территории: распространение определенного типа кожаных сапог, стандартизацию длины подола плечевой одежды, ношение в ряде случаев знатью кос (см. на южной стене фигура 12, на западной стене фигуры 21-23), а также использование поясов с определенными типами накладных бляшек, пряжек и известным набором подвешиваемых к поясам аксессуаров.

  • Жители чача

    Это продолжение статьи, начало смотрите в предыдущих статьях данного раздела.

    Посольство Чача (упомянуто в большой согдийской надписи на западной стене) изображено в составе трех человек. К сожалению, фигуры их в средней части очень плохой сохранности.

    Головы мужчин украшают кожаные (?) ленты-диадемы с одной (а у руководителя - чачского дапирпата - тремя) золотыми бляшками розетками (Рис. 3, 15). Диадема-лента с 3 подобными розетками известна в костюме знати иранских народов юга Средней Азии с античного времени. В I-II вв.н.э. она отмечена на изображении богини из Дальверзин-тепе (Les tresors..., 1978, рис. 28), в раннесредневековом Согде - на терракотах с изображением крылатого божества (Мешкерис, 1989, с. 230; рис. 125, 1).

  • Согдийцы

    Это продолжение статьи, начало смотрите в предыдущих статьях данного раздела.

    К собственно согдийцам можно отнести 8 сильно фрагментированных изображений мужчин-европеоидов на западной и южной стенах, участвующих в приеме послов.

    На южной стене согдийцами можно считать: 1) 4 мужчины, стоящих в свеобразном ажурном сооружении на платформе (вероятно, это свадебный шатер-girdek, как отмечалось выше), встречающих свадебную процессию с чаганианской невестой (фигуры 1-4); 2) 2 мужчины в повязках на нижней части лица (переданным в персидской зороастрийской иконографической традиции), ведущих животных, предназначенных в подарок жениху - коня (фигура 11) и четырех гусей (фигура 12) (Рис. 3, 8). (В Чаганиане, где господствовал буддизм, такие повязки представить трудно, но все встанет на свои места, если мы предположим, что дарственных животных сопровождают к священной особе царя именно согдийцы).

  • Чаганианцы

    Это продолжение статьи, начало смотрите в предыдущих статьях данного раздела.

    Посольство царя Чаганиана (чаганхудата) Туранташа а Самарканд, если верить трактовке Л.И. Альбаума, изображено наиболее пышным. Оно состоит, на мой взгляд, из 13 человек. На западной стене представлены 3 посла с главой миссии - дапирпатом (начальником канцелярии) Пукар-зате, который упомянут в надписи на этой стене и, вероятно, возглавляет шествие послов слева (фигура 4; первоначальный набросок его фигуры изображен правее: фигура 4 а).

  • Согдийские тюрки

    Это продолжение статьи; начало смотрите в первой статье данного раздела.

    Речь идет именно об этнических тюрках из окружения (свиты) самаркандского царя, а не о тюркизированных согдийцах, как полагал Л.И. Альбаум (Альбаум, 1975, с. 30-34) (последнему выводу противоречат выраженные монголоидные черты лиц персонажей, слабая растительность в нижней их части). Все изображения представителей тюркской элиты недавно окончательно распавшегося Западного канагата (которая была связана в нашем случае, в основном, с южной группой племен - нушиби) сконцентрированы на единственной западной стене.

  • Костюм на росписях VII в. н. э. Афрасиаба (Самарканда)

    Путь этой статьи к русскоязычному читателю был довольно необычным и извилистым. Первоначальный текст раздела по костюму был написан в 1995-1997 г. на русском языке для планировавшегося по инициативе И.А. Аржанцевой (Институт этнологии и культурной антропологии РАН, Москва) коллективной монографии по знаменитым настенным росписям VII в. н.э., обнаруженным в т.н. «Зале послов» на городище древнего Самарканда (Афрасиаб) в Узбекистане.

  • Costume of Achaemenid Iran in Greek Art

    (PAPER for 2nd International Congress of the Society of South Asian Archaeology, Shiraz. Iran, June 2008)

    Sergey A. Yatsenko (archaeologist, Prof. Dr., Russian State University of Humanities, Moscow)

    Costume of Achaemenid Iran in Greek Art

    In pieces of Greek art of different kinds (pottery, seals, marble details of temples and sarcophagus) we can see authentic Persians depictions and supposed "stylized Barbarians" images in scenes from Greek myths and the Trojan epos; mythical Amazones in "oriental" costume (see, for example: von Bothmer, 1957; Wesenberg, 1983; Tyrrell, 1984)...

  • Сокращения

    АИКМ — Азовский историко-краеведческий музей. Азов

    АО — Археологические открытия (ежегодник). М.

    АП УРСР — Археологiчни пам’ятки Украiнськоï Радянськоï Социалiстичноï Республiки. Киïв

    АС — Археологический съезд

  • Publications

    Abdullaev K., Badanova E., 1998. Bactrian Dress in the Achaemenian Period // Mesopotamia. Vol. XXXIII. Firenze, p. 189–218.

    Abgarians M.T., Sellwood D.S., 1971. A Hoard of Early Parthian Drachms // Numismatic Chronicle. 1971. 11, p. 103–119.

    Ackerman H.C., 1975. Narrative Stone Reliefs from Gandhara in the Victoria and Albert Muzeum in London. Catalogue and Attempt at a Stylistic History. Rome.

    Ackerman Ph., 1938. Textile through the Parthian Period // Survey of the Persian Art. Vol. 1. (Ed. by A. U. Pope). London, p. 682–685.

  • Публикации, рукописи диссертаций и монографий

    Расположены в алфавитном порядке, публикации С.Яценко - на последней странице.

    Абаев В.И., 1949. Осетинский язык и фольклор. Т. 1. М.–Л.

    Абаев В.И., 1965. Скифо-европейские изоглоссы на стыке Востока и Запада. М.

    Абаев В.И., 1979. Доистория индоиранцев в свете арио-уральских языковых контактов // Этнические проблемы истории Центральной Азии в древности (II тысячелетие до н.э.). М., с. 84–90.