Женский головной убор – волосник из Нижнего Новгорода

О.В. Орфинская,
В.П. Голиков,
И.И. Елкина
Нижегородская старина, 2012

Нижегородская старина, 2012

В Нижнем Новгороде в 2011г. при раскопках городского некрополя XVII-XVIII вв. при Верхнепосадской Никольской церкви (рис.1) в одном из погребений ( № 367 ) на лобной и теменных костях черепа был обнаружен фрагмент женского головного убора – волосника (рис.2).

Волосник – обязательный элемент русского головного убора замужней женщины. Главная его функция на протяжении многих веков оставалась неизменной – полностью закрыть волосы женщины, чтобы ни одна прядь не выбивалась наружу. Ходить с непокрытой головой для замужней женщины считалось большим грехом. Она должна была полностью скрывать свои волосы. Веками существовало поверье, что в волосах сосредоточена жизненная сила, и укрыть их - означало защитить женщину и ее семью от злых сил.

Головной убор замужней женщины был сложным и состоял из нескольких богато украшенных предметов – волосника, кокошника, кики, убруса, платка и др. Он входил в состав традиционного костюма и его бытование известно по этнографическим данным вплоть до начала ХХ века (Соснина, Шангина, 1998. С. 48). В.И. Даль в толковом словаре дает следующее определение: волосник – наголовок, чепечник, косник, шлык, подубрусник, шамшура, род шапочки, иногда простеганной, надеваемой бабами под повой или платок; род кокошника, кички с рогами, вышитого бисером или парчового (Даль, 1978. С. 235). Волосник известен и у других народов, он выполнялся из различных текстильных материалов, имел различные формы.

В средние века на Руси поверх волосника накладывали убрус, на который, выходя из дома, в обычные дни надевали кику, а в праздничные – кокошник. Этот комплекс нередко завершали позатылень и поднизь из жемчуга или колотого перламутра. (Рабинович, 1986. С. 80-82). В литературе отмечаются и другие варианты ношения этого элемента головного убора: волосник надевался поверх повойника и платка, повязанного на повойник и закрывавшего затылок. (Соснина, Шангина, 1998. С. 48). Отмечают также, что волосники надевались вместе с убрусом, под убрус или поверх его (Соснина, Шангина, 1998. С. 48; Забелин, 1869. С. 600).

Средневековые волосники занимают особое место в истории русского традиционного костюма и разительно отличаются от более поздних этнографических волосников. Каждый известный на сегодняшний день средневековый волосник неповторим, уникален и является произведением декоративно-прикладного искусства. Но, несмотря на их разнообразие, прослеживаются общие черты и устойчивость в формах, технике изготовлении, орнаментации.

Волосник из раскопок Московского некрополя Симонова монастыря

Средневековый волосник представлял собой шапочку, состоящую из шелкового очелья и ажурного кружевного или сетчатого верха. Волосник надевался на прическу, стягивался сзади шнурком и плотно облегал голову. Очелье обычно выполнялось из шелковой ткани красного цвета с вышивкой золотными нитями. Иногда для изготовления очелья использовалась дорогая орнаментированная тканая золотная лента. К очелью практически каждого волосника подшивалась подкладочная ткань также красного цвета. Ажурный верх волосника в большинстве случаев выполнялся при помощи плетения на раме в технике спрэнг (sprаng) или вышивкой по сетке-филе. В некоторых случаях встречено плетение на коклюшках.

На сегодняшний день известно более 30 находок волосников (таблица 1 - смотрите в конце страницы). Они были найдены в Москве на некрополях кремлевского Вознесенского, Симонова и Новоспасского монастырей (см.: Панова, Синицына, 1987. С. 338-341; Ефимова, Алешина, Самонин, 2000. Рис. 15, с. 21, 228; Елкина, 2005. С. 85-114); церквей Знамения (Латышева, Рабинович, 1966. С. 228–229) и Покрова на Рву (работы под рук. Л.А. Беляева, С.З. Чернова в 2005 г., не опубликованы), вне Москвы – в усыпальнице Годуновых в Троице-Сергиевой Лавре (Спирина, 1981. С. 461), в Покровском и Спасо-Ефимьевском монастырях в Суздале. Наибольшее количество волосников приходится на Москву. Такая концентрация находок отчасти объясняется активным проведением в течение многих лет археологических работ в Москве и очень небольшим процентом проведенных работ на территории средневековых некрополей других городов России.

Тем не менее, за последнее время география бытования этих головных уборов расширилась. Так, в 2009 г. был обнаружен волосник в захоронении на территории Благовещенского женского монастыря в Бежецке (Тверская область). В 2011 году коллекция волосников пополнилась нижегородской находкой.

Исследование и реставрация нижегородского волосника проводились стандартными методами текстильного анализа с помощью различных видов оптической микроскопии (Голиков, Лантратова, 2009. С. 242-303; Орфинская, 2009. С. 195-213) в Центре исследования исторических и традиционных технологий Института Наследия им Д.С. Лихачёва (г.Москва).

Волосник (рис. 3) состоит из плетеного верха, выполненного золотными нитями в технике спрэнг (sprаng), и тканевого очелья, которое сшито из красной ткани с вышивкой золотными нитями. Под очельем, для его укрепления, была подшита подкладочная ткань. Волосник сшивался красной шелковой нитью. Под плетеной частью, между сеткой и волосами, были обнаружены небольшие фрагменты сильно деструктированной ткани. Вероятно, это остатки другого головного убора – небольшой нижней шелковой шапочки[1] или это остатки убруса.

Очелье нижегородского волосника сохранилось фрагментарно (длина 15 см и полная ширина 2,5 см). Оно было сшито из шелковой ткани полотняного переплетения из нитей без крутки толщиной 0.2 мм. Плотность ткани 50 нитей основы и 50 нитей утка на 1 см. Ткань имеет красный цвет, в который были окрашены шелковые волокна нитей. Окраска производилась природными красителями растения марены.

Театральная площадь г. Нижнего Новгорода с видом на Верхнепосадскую Никольскую церковь.
Фото М. П. Дмитриева. АрхАДНО

Рис. 1. Раскопки на Театральной площади в Нижнем Новгороде.
Фото 2011 г.


Царица Мария Темрюковна.
Худ. А. Левченков

Очелье волосника было украшено золотным шитьем. Ввиду фрагментарности очелья, вышивка дошла до наших дней не полностью. На сохранившемся фрагменте хорошо читаются изображения двух единорогов и двух древ Жизни. Одно из Древ сохранилось частично. Нижний край очелья орнаментирован узкой полосой из растительных побегов – бегунок. Несмотря на фрагментарность, хорошая сохранность элементов вышивки позволила выполнить графическую реконструкцию орнамента очелья (рис. 4).

Волосник царицы Марии Темрюковны, второй жены царя Ивана Грозного. 1 569 г.

Волосник царицы Марфы Собакиной, третьей жены царя Ивана Грозного. 1571 г.

Вышивка на очелье волосника из Нижнего Новгорода выполнена пряденными золотными нитями в прикреп. Пряденная золотная нить, это шелковая нить (сердечник) с навитой на неё полоской металла. Для нити вышивки полоска металла изготавливалась из сравнительно толстой золотой и серебряной полосок, которые накладывались одна на другую и расковывались таким образом, что между ними возникала довольно прочная связь. Полоска металла, развернутая золотой стороной наружу, навивалась на сердечник в S направлении. В процессе бытования нити связь между золотой и серебряной полосками могла нарушаться. В этом случае можно увидеть золотую и серебряную полоски отдельно[2]. Такая технология называется двойник. Общий диаметр золотной нити 0.20 мм, ширина металлической полоски 0.5 мм. Для прикрепа применялись шелковые светлые, вероятно, не окрашенные нити. Настил золотных нитей вертикальный. Шелковые закрепы на золотных нитях выполнены через каждые 2 мм и создают частые диагональные полосы с наклоном вправо, имитирующие ткачество.

Помимо основных функций защиты от ненастья и эстетической стороны, одежда выполняла еще и защитно-охранительную функцию, указывала на статус владельца. Веками на Руси при изготовлении каждого предмета одежды уделялось большое внимание цвету и орнаментации. Следует указать, что волосник был одним из значимых защитно-охранительных элементов костюма русской замужней женщины, в котором цвет и орнамент имели очень важное символическое значение. Подавляющее большинство известных очелий (исключение составляют лишь очелья из тканых золотных лент) выполнено из шелковой ткани красного цвета. И это не случайно. Красный цвет на Руси имел особое значение. Он символизировал солнце, радость и веселье. Красному цвету приписывались чудодейственные свойства, он являлся наиболее распространенным средством против сглаза (Богатырев, 1971. С. 316), его связывали с плодородием (Дурасов, Яковлева, 1990. С. 22;). Очелье иногда оставляли гладким, но в большинстве случаев расшивали металлическими прядеными и цветными шелковыми нитями.

Рис 1а. Расчистка захоронений городского некрополя при Никольской Верхнепосадской церкви
г. Нижнего Новгорода. Фото 201 1 г.

Вышитый орнамент очелья состоял из элементов, являющихся символами-оберегами и символами-помощниками. Основным композиционным элементом шитья практически каждого волосника является древнейший символ - Древо Жизни (Мировое древо), трактуемое как прославление жизненной силы природы и плодородия в народном сознании (Манушина, 1983. С. 36), а также символ семьи и продолжения рода. Древо всегда является центральным элементом композиции. Чаще всего на очельях изображаются или только древа (обычно их 7), или древа, чередующиеся животными-символами или птицами-символами, движение которых направлено к центру (как правило, 5 древ и 4 животных или птиц). Изображение древа, фланкированного оберегающими животными или птицами широко представлено в прикладном искусстве Древней Руси, в вышивке средневековья, а также в искусстве разного времени многих стран мира.

Рис. 2. Волосник до начала реставрации.
Волосник был отреставрирован Н.Н. Цветковой.

Волосник из Нижнего Новгорода – не исключение. На очелье изображены древа, чередующиеся с бегущими единорогами. Их движение направлено к центру композиции – центральному древу. Реконструкция очелья на основе сохранившегося фрагмента и сравнение с аналогами (фигуры единорогов, обращенных к центру и чередущихся с древами, изображены на волосниках Марии Мутьянской (†1603 г) (Шокарев, 2000. С. 203), Марии Долгорукой (†1645 г.) (Панова, Синицына, 1987. С. 338, 341) и неизвестной (XVII) из Вознесенского монастыря Московского Кремля (не опубликован)) позволяют предположить, что на очелье исследуемого волосника были изображены 5 древ и 4 единорога.

Графическая реконструкция вышивки очелья.


Рис. 5. Схема плетения сетки волосника в технике спрэнг.

Кроме упомянутых выше, среди известных на сегодняшний день волосников имеется еще один с изображением единорога. Этот волосник происходит из неизвестного захоронения Зачатьевского монастыря в Москве. Композиция вышивки очелья необычна, т.к. изображает борьбу единорога с фантастическим животным и водоплавающей птицей, вероятно, символизирующую борьбу добра со злом.

Рис. 4. Сохранившийся участок очелья женского волосника.

Единорог символизировал женское целомудрие и духовную чистоту, а также человека, не забывающего о Боге и возносящего молитвы (Белова, 2000. С. 100). С древности изображение единорога было широко распространено по всей Европе. В XVI-XVII вв. мы встречаем его на гобеленах, и других декоративно прикладных изделиях[3] Единорог вошел в искусство Руси не позднее XI в. (более известный под названием Индрик), но наибольшую популярность получил в середине XVI в. В 60-е гг. XVI в. единорог становится личным знаком Ивана Грозного и неотъемлемым геральдическим символом московских государей. Изображения этого мифического животного появляются на печатях и эмблемах, царских и государственных предметах (на троне, на знаменах), получают широкое распространение в деталях архитектуры, в отделке интерьеров, в предметах декоративно-прикладного искусства, в том числе, золотной вышивке.

Очелье практически каждого волосника декорировано идущим по нижнему краю растительным побежком (бегунком), обозначающим вечное обновление жизни.

Рис. 3. Волосник XVII-XVI11 вв. из захоронения

Плетеная сетка верхней части нижегородского волосника выполнена на раме. Такая техника называется спрэнг (sprang) или плетение на раме. Процесс плетения осуществляется одновременно с двух сторон. Сетка данного волосника имеет три участка-полосы с разным рисунком (рис. 5). От края около 15 см выполнено сложным плетением, состоящим из двух элементов: веревочка и вертикальная полоса. На втором участке веревочки и полосы объединены в единое полотно, а последние 5 см выполнены в простом плетении из сгруппированных парами нитей. В центре, где сходится плетение с двух концов рамы, пропущен толстый красный шнур, на который нанизаны петли как с одной, так и с другой стороны плетения. Боковые стороны сетки сшиты тонкой красной нитью. Для плетения использовали пряденные золотные нити, состоящие из шелкового сердечника с навитой на него полоской металла в S направлении. Для плетения сетки использовались нити с полоской серебра с двухсторонним золочением (рис. 6). Позолоченное серебро изготавливалось обычно в технологии "огневого золочения". По этой технологии на поверхность серебра с одной или двух сторон наносилась амальгама золота (раствор золота в ртути). При нагревании амальгамированного серебра до высоких температур ртуть испарялась и на поверхности серебра оставалась очень тонкая пленка золота. Диаметр нити 0.40 мм, ширина металлической полоски 0.5 мм. Позолоченное серебро – один из самых распространенных вариантов имитации золота в золотных нитях. Результаты исследования показали, что серебряная полоска была позолочена с двух сторон, причем с внешней стороны позолота была частично утрачена.

Ткань подкладки и ткань под сеткой волосника - это шелковые ткани полотняного переплетения, очень плохой сохранности.

Золотные нити применялись для украшения наиболее дорогого текстиля. Для изготовления волосника были использованы пряденные золотные нити, где на шелковую основу (сердечник) навивались полоски металла. Однако для сетки и вышивки применялись полоски металла, выполненные по различным технологиям. Для вышивки - двойник, для плетения – двухстороннее золочение серебряной полоски. Возможно, эти нити имеют различное место производства. Можно предположить , что вышивка выполнена в одном месте, а сетка плелась в другом. Может быть, очелье с вышивкой являлось заготовкой для волосника, которую можно было купить отдельно?

Следует обратить внимание на высокий уровень профессионального исполнения вышивки и плетения, которое указывает на то, что эти работы были выполнены мастерицами высокого класса, возможно в одной из централизованных мастерских. В XVI-XVII вв. только в Москве известно несколько золотошвейных мастерских со своим выработанным стилем лицевого и орнаментального шитья, использовавших определенные орнаменты. Самые известные из них – царские мастерские Софьи Палеолог, Соломонии Сабуровой, Марии Васильевны Пенковой, Анастасии Романовны, Ирины Годуновой (Древнерусское шитье…, 1980. С. 4). Существовали также княжеские, боярские, монастырские мастерские, которые наряду с целыми предметами вполне могли бы выпускать вышитые или плетеные заготовки. Кроме того, в более позднее время изготовление и продажа заготовок под головные уборы известна по этнографическим данным.

Итак, проведенное исследование позволило установить, что фрагменты текстиля, обнаруженные на голове погребенной (погребение №367) из некрополя Верхнепосадской Никольской церкви Нижнего Новгорода, являются остатками головного убора замужней женщины – волосника, выполненного из красного шелкового очелья и ажурного верха, сплетенного в технике спрэнг. Очелье волосника орнаментировано золотным шитьем с изображением древ и единорогов. Можно предположить, что волосник активно носился при жизни его хозяйки. На это косвенно указывает частичная утрата позолоты с внешней стороны нитей,из которых сплетен волосник.

Под волосником, вероятно, был некий головной убор из шелковой ткани, возможно, нижняя шапочка или убрус. На это указывают небольшие фрагменты шелковой ткани, обнаруженные под сеткой.

Использованные материалы, техника изготовления, классическая орнаментальная композиция и изображение единорогов позволяют датировать этот головной убор концом XVI - началом XVII вв. Принадлежал он, вероятно, знатной женщине. Шелк, серебряные и золотные нити в XVI-XVII вв. стоили дорого, а работа по изготовлению головных уборов была трудоемкой. Кроме того, все ранее находимые волосники принадлежали женщинам царского дома, княжеских или знатных боярских семей. В большинстве случаев имена их владелиц известны и имеют весьма высокий статус. Из точно датированных самым ранним является волосник Софьи Палеолог (†1503 г). (Панова, Синицына, 1987. С. 338), а самым поздним – Агафьи Семеновны Грушецкой (супруги царя Федора Алексеевича) (†1681 г).[4] Несмотря на то,что имя и статус владелицы нижегородского волосника не известны, нижегородских археологов можно поздравить с уникальной находкой: волосник выполнен мастерицами высокого класса и, безусловно, является произведением декоративно-прикладного искусства.

Таблица 1[5]

Сводная таблица средневековых волосников

п/п

Место находки

Имя владельца

Дата погребения

Сетка

Вышивка очелья

Место хранения

Литература

1

Москва Вознесенский

монастырь

Софья Палеолог

1503

Кружево

Без вышивки

ОП

Панова, Синицына, 1987. С. 338

2

Елена Глинская

1538

Спрэнг

Без вышивки

ОП

Панова, Синицына, 1987. С. 339

3

Мария Темрюковна

1569

Кружево

Древо

ОП

Панова, Синицына, 1987. С. 339

4

Марфа Собакина

1571

Кружево

Древо

ОП

Панова, Синицына, 1987. С. 339

5

Мария Долгорукая

1625

Кружево

Древо, единорог

ОП

Панова, Синицына, 1987. С. 339

6

?

XVI

Ткань

Без вышивки

ОП

Панова, Синицына, 1987. С. 340

7

?

XV

Вышивка по сетке - филе

Женская фигура, птицы, олени

ОП

Панова, Синицына, 1987. С. 340-341

8

Агафья Семеновна Грушецкая

1681

Кружево, двойная сетка

Вазоны и цветы

ОП

Не опубликовано

9

Анастасия Романовна

Захарьина-Юрьева

1560

ОП

Не опубликовано

10

Мария Ильинична Милославская

1669

ОП

Не опубликовано

11

?

XVII

Кружево

Древо, единорог

ОП

Не опубликовано

12

Москва

Симонов м-рь

?

XVII

Вышивка по сетке - филе

Древо, птицы, олени

ГИМ (№82082/1)

Ефимова и др., 2000. С. 21, 228

Рис.1

13

Москва

Знаменская ц-вь

Мария Мутьянская

1603

Спрэнг

Древо, единороги

МИрМ

Шокорев, 2000. С. 200-205

Латышева и др.,

С. 228-229

14

Москва

Зачатьевский м-рь

Погребение 133

?

XVI

Спрэнг

Древо единороги, змеи

Зачатьевский м-рь

Елкина, 2008, с.143-144

15

Москва

Зачатьевский м-рь

Погребение 165

?

XVI

Спрэнг

Древо, птицы

Зачатьевский м-рь

Елкина, 2008, С. 145

16

Москва

Зачатьевский м-рь

Погребение 279

?

XVI

Древо

Зачатьевский м-рь

Елкина, 2008,

17

Москва

Зачатьевский м-рь

перекоп

?

XVI

Спрэнг

Древо единороги, ф.животные

Зачатьевский м-рь

Елкина, 2008, 145-146

18

Москва

Зачатьевский м-рь

?

XVI

Кружево на коклюшках

Растительный орн.; птица

Зачатьевский м-рь

Елкина, 2008, 146-147

19

Суздаль

Покровский м-рь

Анна Васильчикова

1577

Спрэнг

Древо

Суздаль

Елкина, 2005. С. 101

20

Суздаль

Покровский м-рь

?

?

Спрэнг

Древо

Суздаль

Елкина, 2005. С. 101

21

Троице-Сергиева Лавра

Усыпальница Годуновых

Мария Годунова

1605

Спрэнг

Без вышивки

Сергиево-Посадский музей

Елкина, 2005. С. 102

22

Москва

Новоспасский м-рь

Анна (первая жена Даниила Романовича Юрьева)

Вышивка по сетке - филе

Древо, птицы, агнцы

Новоспасский м-рь

Елкина, 2005. С. 102

23

Москва

Новоспасский м-рь

Варвара Ивановна Ховрина

1555

Спрэнг

Без вышивки

Новоспасский м-рь

Елкина, 2005. С. 102

24

Москва

Новоспасский м-рь

Анна Романовна Юрьева

1561

Вышивка по сетке - филе

Древо, олени

Новоспасский м-рь

Елкина, 2005. С. 103

25

Москва

Новоспасский м-рь

Предположительно Анна Никитична Романова (Троекурова)

1585

Спрэнг

Древо

Новоспасский м-рь

Елкина, 2005. С. 104

26

Москва

Новоспасский м-рь

Стефанида Васильевна Сицкая

1591

Спрэнг

Древо, павлины

Новоспасский м-рь

Елкина, 2005. С. 104

27

Москва

Зачатьевский м-рь

Погребение 765

?

XVII

Кружево на коклюшках

(двойная решетка)

Геометрический

(ромбы)

Зачатьевский м-рь

Не опубликовано

Раскопки Л.А. Беляева, С.З. Чернова, 2009 г.

28

Ц. Покрова на рву (на Красной площади)

?

XVII

Спрэнг

Древа

ГИМ

Не опубликовано

Раскопки Л.А. Беляева, 2007 г.

29

Ц. Покрова на рву (на Красной площади)

?

XVII

Спрэнг

Древа, олени

ГИМ

Не опубликовано

Раскопки Л.А. Беляева, С.З. Чернова, 2007 г.

30

Бежецк

Тверская обл.

Благовещенский женский монастырь

?

XVII

Кружево на коклюшках

(многопарная техника)

Растительный орнамент

Возможно, Тверь

Не опубликовано

Раскопки 2009 г.

31

Суздаль

Спасо-Ефимьевский монастырь

Усыпальница Пожарских

?

XVII

Спрэнг

Волнообразный растительный орнамент

У археологов

Не опубликовано

Раскопки Л.А. Беляева, 2008 г.

32

Нижний Новгород

?

XVI-XVII

Спрэнг

Древо единороги,

Данная публикация

Комментарии к таблице 1:

  • ОП – оружейная палата Музеев Московского Кремля
  • ГИМ – Государственный исторический музей
  • МИрМ – Музей истории Москвы

Литература

  1. Богатырев П.Г. Вопросы теории народного искусства. М., 1971. С. 316.
  2. Белова О.В. Славянский бестиарий. Словарь названий и символики. М., 2000. С. 100.
  3. Голиков В.П., Лантратова О.Б. Методы исследования материалов из погребений некрополя Вознесенского монастыря // Некрополь русских княгинь и цариц в Вознесенском монастыре Московского Кремля. Материалы исследований в 4-х томах. Т. 1. История усыпальницы и методика исследования захоронений. М.: Государственный историко-культурный музей-заповедник МОСКОВСКИЙ КРЕМЛЬ, 2009. С. 242-303.
  4. Даль В.И. Толковый словарь живого великорусского языка. М., 1978. Т. I. С. 235.
  5. Древнерусское шитье XV – начала XVIII века в собрании Государственного Русского Музея. Каталог выставки. Л., 1980. С. 4.
  6. Дурасов Г.П., Яковлева Г.А. Изобразительные мотивы в русской народной вышивке. Музей народного искусства. М., 1990. С. 22.
  7. Ефимова Л.В., Алешина Т.С., Самонин С.Ю. Костюм в России. XV – начало XX века. М., 2000. С. 21, 228.
  8. Елкина И.И. Волосники XVI-XVII вв. из погребений Зачатьевского монастыря в Москве. // Российская археология № 2. М. 2008 г. С. 142-149.
  9. Елкина И.И. Одежда, головные уборы и погребальные облачения из усыпальницы рода Романовых // Проблемы комплексного изучения церковных и монастырских некрополей. Звенигород, 2003. С. 44–90
  10. Елкина И.И. Одежда, головные уборы и погребальные облачения из усыпальницы рода Романовых в Московском Новоспасском монастыре // Усыпальница дома Романовых в Московском Новоспасском монастыре. Кострома, 2005. С. 85–114.
  11. Забелин И.А. Домашний быт русских цариц в XVI и XVII столетиях. М., 1869.С. 600.
  12. Латышева В.П., Рабинович М.Г. Москва в далеком прошлом. М., 1966. С228-229.
  13. Манушина Т.Н. Шитье Древней Руси в собрании Загорского музея. М., 1983. С.36.
  14. Орфинская О.В. Методы исследования тканей и реконструкция одежды// Некрополь русских великих княгинь и цариц в Вознесенском монастыре Московского Кремля: в 4 т. Т. 1: История усыпальницы и методика исследования захоронений (отв. Ред.-сост. Т.Д. Панова). М., 2009. С. 195-213.
  15. Панова Т.Д., Синицына Н.П. Волосники из погребений бывшего Вознесенского монастыря в Московском Кремле// Памятники кулььтуры. Новые открытия. - М. 1987. С. 338-342.
  16. Рабинович М.Г. Одежда русских XIII–XVII вв. // Древняя одежда народов Восточной Европы. Материалы к историко-этнографическому атласу. М., 1986.
  17. Соснина Н. Шангина И., Русский традиционный костюм. СПб., 1998. С. 48.
  18. Спирина Л.М. Неизвестные произведения искусства и исторические документы, связанные с погребальным комплексом Годуновых // Памятники культуры. Новые открытия. 1980. Л., 1981. С. 461.
  19. Шокарев С.Ю. Фрагмент надгробия и волосник из погребения Марии Мутьянской (1603 г.) // Археологические памятники Москвы и Подмосковья. Тр. МИгМ. Вып. 10. Ч. 3. М., 2000. С. 203.

[1] Такие шапочки, расположенные под волосником, были встречены в погребениях Агафьи Семеновны Грушецкой и Марии Ильиничны Милославской (Некрополь великих цариц и княгинь Вознесенского монастыря Московского Кремля). Остатки шелковой ткани обнаружены под волосником из Бежецка, а также под одним из волосников ц. Покрова на Рву. Возможно, это тоже или убрус, или шапочка. Следов проколов от иглы на ткани в обоих случаях не обнаружено.

[2] Применение электронной микроскопии и микроренгеноспектрального (микрозондового) анализа позволило оценить элементный состав золотных нитей.

[3] Знаменитый гобелен Дама с единорогом из Клюни и подзор, выполненный в технике вышивки по филе (Италия или Испания) Гос. Эрмитаж, № Т-6391.

[4] В 1700 г. в связи с указом Петра I об упразднении старомодного русского платья происходит резкая смена традиционного русского костюма на европейский. Исключение по указу составляют лишь духовные лица и крестьянство. В законодательном порядке в короткий срок было приказано сменить просторные наряды княгинь и боярынь на образцовые немецкие женские портища, а вместо венцов и кик украшать головы фонтажмами и корнетами. В светской среде происходит отказ от традиционных форм и элементов русского костюма, в том числе и великолепного средневекового головного убора – волосника. Русский традиционный костюм сохраняется лишь в крестьянской среде.

[5] Таблица, безусловно, требует дальнейших уточнений