Традиционная одежда якутов

Ефимова Екатерина Михайловна

СЕМАНТИКА КАРТИНЫ МИРА ЯКУТОВ В ТРАДИЦИОННОЙ ОДЕЖДЕ

Специальность – теория и история культуры (культурология)

Автореферат диссертации на соискание учёной степени кандидата культурологии

Улан-Удэ 2006

Работа выполнена на кафедре теории и истории культуры ФГОУ ВПО Восточно-Сибирской государственной академии культуры и искусств.

Научный руководитель: кандидат культурологии, доцент Судакова Ольга Николаевна

Официальные оппоненты: доктор культурологии, профессор Калашникова Наталья Моисеевна и кандидат культурологии Баинова Оюна Александровна

Ведущая организация: Якутский государственный университет им. М.К. Аммосова

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке ФГОУ ВПО Восточно-Сибирской государственной академии культуры и искусств.


I.ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования. Современное состояние мировой культуры можно характеризовать как кризисное. В этом контексте актуальным становится исследование культурно-исторического опыта традиционных этнических культур, которые, по утверждению генерального директора ЮНЕСКО М. Боу - есть составная часть наследия, необходимого для дальнейшего развития человечества. В свою очередь, исследование семиотического выражения картины мира якутов вносит вклад во взаимопонимание и толерантность отношений различных этнических культур народов России.

Традиционная одежда является частью вещественной стороны культуры, одним из артефактов, сохраняющим и передающим информацию о духовной культуре этноса, выраженной в универсальном семиотическом комплексе представлений – картине мира.

Необходимость изучения картины мира, отраженная в традиционной одежде якутов вызвана следующими причинами: во-первых, разрушение традиционного уклада жизни народа в ХХ веке, вызвали на рубеже веков ответную реакцию, а именно, инновационные процессы возрождения этнического самосознания народа, интерес к его культурному наследию и древним самобытным традициям.

Во-вторых, рассмотрение традиционной одежды якутов XVII-XIX веков через призму картины мира позволяет осознать фундаментальную значимость общечеловеческих ценностей, ни в коей мере не умаляя стремление якутского этноса сохранить неповторимость своей культуры, запечатлеть её особенности, в том числе и в одежде.

В-третьих, необходимость культурологического изучения категорий, концептов, констант картины мира якутов XVII-XIX веков детерминируется, прежде всего, настоятельной потребностью выявления структурной взаимосвязи традиционного и инновационного, устойчивого и исторически изменчивого в культурно-историческом наследии якутского этноса как потенциала дальнейшего развития.

Степень разработанности проблемы. К началу XXI века накоплен огромный материал по материальной и духовной культуре различных этносов.

Темы нашего исследования касаются в основном труды, систематизирующие, обобщающие понятия «традиционная культура», «картина мира» и рассматривающие значение и роль одежды в традиционной культуре. Обобщающими трудами в сфере традиционной культуры являются исследования К. Леви-Стросса, К. Юнга, М. Элиаде1, в их трудах и трудах их последователей рассматриваются структообразующие понятия культуры, нашедшие воплощение в трудах по семиотике культуры Ю.М. Лотмана, Б.А. Успенского и др.2.

Мировоззрение якутов как часть истории, материальной культуры якутов впервые появились в трудах этнографов, историков, археологов. Особый вклад внесли записи путешественников и исследователей якутской истории и культуры И. Биллингс, И.Г. Георги, А.Ф. Миддендорф, Г. Миллер, Р.К. Маак, В.Л. Серошевский, Я.И. Линденау, С.В. Ястремский, В.Ф. Трощанский, А.Е. Кулаковский, Г.В. Ксенофонтов, И.С. Гурвич, И.А. Худяков, И.В. Константинов и др.3.

Впервые ритуально-мифологическую основу комплексов традиционной одежды научно обосновал И.В. Кузнецов, посвятивший свою монографию структурной семантике одежды. Им был выделен «комплекс одежды», определены его границы, системообразующие элементы и компоненты комплекса одежды, составляющие ансамбль4. Изучению религиозно-мифологического мира якутов посвящены фундаментальные исследования Н.А. Алексеева, А.Н. Гоголева, Е.Н. Романовой, Р.И. Бравиной и др.5. Авторы в своих работах определили стержневые установки традиционного мировоззрения народа, при этом особенно обращая внимание на его ментальные идеи. Разработка учёными Якутии отдельных проблем, связанных с символикой и реконструкцией мифологических мировоззрений саха обусловили появление работ С.К. Колодезникова, З.С. Семеновой и др.6.

Проблема связи образной семантики памятников искусства и культуры с древним мифологическим сознанием, а также общетеоретические проблемы изучение костюма народов России освещены в работах Г.С. Масловой и М.А. Некрасовой7. Среди культурологических работ выделяется докторская диссертация, монография Н.М. Калашниковой, в которых дан анализ языка народного костюма, обоснована типология костюма как знака, выявлены наиболее выразительные средства костюма для различных этнических групп8, что несомненно является важным для изучения традиционного миропонимания и одежды якутов. Исследования М.М. Носова посвящены типологии старинной одежды, Е.Д. Стрелова – описание археологических находок одежды, Р.С. Гаврильевой – реконструкция, типологии и технологии изготовления одежды, Л.Н. Расторгуевой – особенности технологии, С.И. Петровой – особенности обрядовой одежды9.

Проведенный анализ научной литературы убеждает в том, что, несмотря на обилие публикаций, практически отсутствуют культурологические исследования, посвященные анализу языка народного костюма. Наличие корпуса архивных источников и научной литературы по отдельным элементам этнической культуры якутов актуализировало настоящее исследование.

Объект диссертационной работы – традиционная этническая культура народа саха.

Предметом настоящего исследования выступает картина мира якутского этноса как система знаков, овеществленная в традицонной обрядовой одежде якутов XVII-XIX веков.

Целью работы является культурологический анализ основных констант и концептов представлений якутов и их изменений, закодированных в обрядовой одежде якутов XVII-XIX веков.

Поставленная цель, с учётом объекта и предмета исследования, детерминировала необходимость решения следующих задач:

∙ обосновывать семиотическое содержание этнической культуры;
∙ определить основные структурные компоненты картины мира, а также определяет специфику традиционной картины мира саха;
∙ проанализировать типологию традиционной одежды якутов XVII-XIX веков;
∙ рассмотреть семантику якутской женской свадебной одежды;
∙ охарактеризовать семантический смысл картины мира в отдельных деталях шаманского костюма.

Методологическую основу исследования составили работы отечественных историков, этнографов и культурологов, в которых определены подходы и принципы изучения этнической культуры (С.Н. Артановский, С. А. Арутюнов, Ю.В. Бромлей, М.В. Иордан, Э.С. Маркарян и др.); традиционной культуры конкретных этносов России (Ф.М. Гармон, Н.В. Горбачева, Н.Б. Дашиева, Т.Д. Скрынникова и др.); работы, в которых авторы разработали классификация и функции традиционной одежды (П. Г. Богатырев, Т.В. Козлова, М.Н. Серебрякова, Н.Ф. Прыткова и др.), а также идеи культурологов и искусствоведов, рассматривающие одежду как важнейший источник изучения культуры (И.В. Богословская, Н.М. Калашникова, Р.М. Кирсанова и др.).

Исследование картины мира опиралось на работы философов историков и культурологов (А.Я.Гуревич, Г.Д. Гачев, А.Я. Флиер). Анализ одежды якутов основывается на историко-этнографических (И.В. Константинов, А.П. Окладников, Е.Д. Прокопьева, Р.С. Гаврильева и др.) и искусствоведческих (В.Х. Иванов, З.И. Иванова-Унарова, Т.П. Тишина и др.) работах. Сравнительный анализ картины мира и одежды, основывается на исследованиях тюркской, бурятской, эвенкийской, тувинской традиционной одежды (Р.Д. Бадмаева, Д.А. Николаева, М.Б. Дагданова, Д.С. Дугаров, С.Г. Дрыганова, С.Б. Самбуева, Л.В. Санжеева, М.О. Сиянбиль, А.А. Сиянбиль и др.).

Специфика объекта исследования, поставленная цель и задачи обусловили необходимость применения следующих методов: междисциплинарного, благодаря которому были обобщены данные этнографии, фольклористики; системно-структурного, позволившего выявить взаимосвязь картины мира и традиционной одежды; семиотического, давшего возможность проанализировать одежду не только с точки зрения этнографии, истории и искусствоведения, но и как специфический культурологический феномен; историко-сравнительный, способствующего поиску типологических параллелей в других этнических культурах, описательного.

Теоретико-эмпирическую базу диссертационной работы составили: труды, монографии, статьи отечественных семиотиков, культурологов и искусствоведов, историков и этнографов, посвященные теории этнической культуры, теории и истории традиционной одежды, орнаменталистике и семантике конструктивных элементов одежды;

∙ архивные материалы, хранящиеся в фондах Якутского научного центра Сибирского отделения Российской академии наук и Национального архива республики Саха (Якутия);

∙ коллекции традиционной одежды, находящиеся в собраниях Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого Российской Академии наук (МАЭ), коллекции традиционной одежды якутов, находящиеся в собраниях Якутского государственного объединенного музея истории и культуры народов Севера им. Е. Ярославского (ЯГОМИ и КНС), Иркутского областного краеведческого музея (ИОКМ), Читинского областного краеведческого музея им. А.К.Кузнецова (ЧОКМ), Музея истории Бурятии им. М.Н. Хангалова;

∙ произведения устного народного творчества, в частности якутский эпос «Олонхо».

Научная новизна исследования состоит в том, что:

∙ семиотическое содержание этнической культуры обосновано посредством анализа сигнификативной функции культуры и знаков традиционной одежды;

∙ категории (пространство и время), концепты (земля, вода, воздух и огонь) определены как основные структурные компоненты картины мира, а специфика традиционной картины мира саха выражена в дуальном, трехчастном делении мира;

∙ в основании типологии традиционной одежды якутов XVII-XIX веков находится вариативность и взаимодополняемость частей комплекта.

∙ семантику якутской женской свадебной одежды составляет сложный крой, цветовая композиция, подбор материала и декорирование орнаментом;

∙ традиционная картина мира якутов в шаманском костюме отражена в разнообразных железных подвесках и орнитологической форме в композиции костюма.

Теоретическая и практическая значимость работы заключается в применении культурологического анализа к целостной картине мира, её знаковом существовании и функционировании в традиционной одежде.

Материалы и выводы диссертационного исследования могут найти применение в образовательной практике при разработке программ и спецкурсов «Семантика повседневности», «Культура повседневности народов России», «История материальной культуры», при чтении лекций для студентов, обучающихся по специальности «Культурология», а также для историков и искусствоведов высшего и среднего специального образования; в деятельности краеведческих, этнографических и художественных музеев, при создании историко-культурных экспозиций; а также при создании сценических костюмов для различных фольклорных и хореографических коллективов.

Апробация результатов отдельных положений диссертационного исследования пошла в виде докладов и сообщений на международной научно-практической конференции и международном симпозиуме «Культурное пространство Восточной Сибири и Монголии» (Улан-Удэ, 2002, 2004, 2006); российской научно-практической конференции «Художественное образование и культурное развитие личности» (Якутск, 2002) и студенческой научно-практической конференции «Толерантность – путь к гармонии многообразия» (Якутск, 2003).

Отдельные выводы исследования отражены в 6 авторских публикациях, в том числе в электронном реферируемом журнале «Культура & общество» (МГУКИ, Москва), включённый в перечень журналов ВАК. Общий объем 1,8 п.л.

Положения, выносимые на защиту:

1.Традиционная обрядовая одежда якутов является частью традиционной культуры, отражающей основные параметры картины мира, изменяющиеся во времени и зависящие от родоплеменной принадлежности.

2.Анализ традиционной обрядовой одежды якутов позволяет особо выделить такие черты традиционной картины мира, как подвижность, вариативность, незамкнутость, восприимчивость к влияниям, которые позволили якутскому этносу выжить и развиваться в сложнейших климатических и хозяйственно-экономических условиях.

3.На основании уточнения типологии, хронологии и морфологии традиционного костюма якутов можно выделить такие характерные черты, как вариативность и взаимодополняемость.

4.Женская свадебная одежда якутов XVIII в. сохранила черты архаического представления о двухчастной структуре мира. Эволюцию представления о мире как трехчастном можно проследить в женской свадебной одежде XIX в.

5.Трехчастная структура мира в обрядовом шаманском костюме якутов находит отражение в своей динамической форме, т.к. шаман посредник между мирами. Кроме этого, в его обрядовом костюме воплощена идея власти над духами.

6.В женском свадебном костюме можно проследить статичность вертикальной структуры картины мира и движение по горизонтали (временной аспект), а в шаманском – движение во всех направлениях.
Структура диссертационного исследования состоит из введения, двух глав, включающих в себя пять параграфов, заключения, библиографического списка и приложений, которое составляют иллюстративные материалы.

II. ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во Введении обосновывается актуальность темы исследования, характеризуется степень изученности, формулируются объект и предмет, цель и задачи диссертации, показывается новизна и теоретико-практическая значимость научных результатов, определяются положения, выносимые на защиту.

В первой главе «Этническая культура и картина мира: теоретический аспект» посвящена рассмотрению основополагающих теоретических конструктов и методологических оснований исследования.
В первом параграфе главы диссертант обосновывает семиотическое содержание этнической культуры.

Согласно семиотической теории культуру можно рассматривать как мир социальной информации сохраняемой и накапливаемой с помощью созданных людьми знаковых средств (Ю.М. Лотман), следовательно, и этническую культуру, как часть целостной культуры, возможно, отнести к семантическому типу. Для подтверждения этого тезиса диссертант подробно рассматривает сингнификативную функцию этнической культуры и приходит следующим выводам:

во-первых, общий смыл данной функции состоит в обеспечение механизма наименований, обозначений, оценок явлений, с целью определения их места в общем контексте культурного опыта этноса; во-вторых, жизнеспособность любого этноса содержит в себе стремление выработки осмысленной, взаимосвязанной картины мира, чему соответствует сигнификативная функция; в-третьих, благодаря значениям все культурные явления обладают своеобразной двойственностью, отсюда наряду со своим «внешним», явным выражением они имеют вторую жизнь, определяемую их значениями (Ю.В. Бромлей).

Таким образом, уникальность рассматриваемой функции состоит в том, что этническая культура проявляется как осмысленное представление о мире в конкретных формах обозначений и оценок выражающееся в различных формах, в том числе и традиционной одежде.

Анализ теоретических взглядов П.Г. Богатырева, И.В. Богословской и др. позволил соискателю определить знаки, составляют основную семантическую систему традиционной одежды. Так, по мнению П.Г. Богатырева, правила, по которым был создан мир, легли в основу технологии изготовления одежды. Отсюда уже на начальном этапе создания одежды выбору материала основывается не только на его физической, но и семантической пригодности.
По утверждению И.В. Богословской, к структурообразующим знакам необходимо отнести материал, из которого изготовлена одежда; крой-конструкцию, качественно связанная с режущими и шьющими инструментами; условия хозяйствования, особенностей экологической среды и технического оснащения данного этноса. К варьирующим - цвет, декор, качество ткани и другие дополнительные элементы.

Следовательно, к знакам одежды следует отнести: композицию, качество и фактуру материала, крой-конструкцию, цвет, орнамент, вышивку, украшения и звуки.

Во вто ром па ра графе дис сер тант выявляет основные структурные компоненты картины мира, а также определяет специфику этнической культуры народа саха.

В начале диссертант подробно останавливается на рассмотрении понятия «картина мира». Согласно философскому пониманию «картина мира» является устойчивой опорой, предпосылкой, основанием знания о мире (Л. Витгенштейн). Структурообразующими элементами здесь выступает установленный идеал, который задаёт и предписывает нормы и меры в оценке жизни и понимании мира. Этнология трактует «картину мира» как комплекс представлений, отражающих взгляд на культуру изнутри, с точки зрения её носителя (С.В. Лурье). Культурологическое осмысление «картин мира» строится на установлении определенной структуры, которая включает в себя такие категории как пространство, время, причина, судьба, число (А.Я. Гуревич); четыре стихии – земля, вода, воздух и огонь (Г.Д. Гачев); рациональные знания и религиозные верований, мифологические атавизмы, нравы, менталитет, мораль, ценностные установки, политическая идеология (А.Я. Флиер).

Далее автор рассматривает наиболее устойчивые и типичные для традиционной культуры якутов структурные компоненты картины мира, обозначенные в работах С.К. Колодезникова, З.С. Семеновой, А.И. Гоголева. Хотя реконструкция традиционного миропонимания народа саха у названных авторов различается, можно выделить общие утверждения:

∙ бытование дуалистического мировоззрения, когда равновесие Вселенной и основа жизни людей зависят от вечного противоборства добра и зла;

∙ целостное мировоззрение якутов основано на четкой структуре мира: верхний мир (мир божества), средний мир (мир людей), нижний мир (мир злых духов), далее выделении субстанциональных начал – мать (ийэ кут), земля (буор кут) и воздух (салгын кут), взаимодействием которых в пространстве и во времени организовано единство восприятия мироздания.

Данная структура картины мира типична для представителей и других этносов, в частности, бурятского, тувинского, алтайского, тем не менее, соискатель приходит к выводу, культурно-хозяйственный тип и среда обитания определили этническое своеобразие картины мира якутов XVII-XIX веков.

Во вто рой гла ве ««Традиционная одежда якутов в контексте картины мира: семиотический подход» автор дает характеристику предмета исследования, анализируя пространство и время, особенность язык и способы кодирования картины мира в обрядовой одежде якутов XVII-XIX веков.

В пер вом па ра гра фе диссертант анализирует типологию традиционной одежды якутов.

По половозрастному признаку старинную одежду якутов делят на мужскую, женскую и детскую, причем девичья одежда не отличалась от мужской. По функциональному назначению одежда делилась на повседневную и обрядовую. Повседневная одежда представлена комплектами для охоты, дороги, работы в доме и вне дома. Ее прагматическая функция выражена в конструкции и материале. Обрядовая одежда предназначалась для проведения ритуалов свадьбы, Ысыаха, погребения. По мнению диссертанта, деление на повседневную и обрядовую одежду не касалось сакральных магических функций, т.к. и в повседневной одежде важную семантическую роль играли всевозможные обереги, талисманы.

По хронологии якутскую традиционную одежду исследователи делят на три периода:
I – c XVII в. до первой трети XVIII в. – дохристианский;
II – с середины XVIII в. до начало ХХ в. – христианский;
III – ХХ в. – современный.

Для одежды первого периода характерны архаические черты, отражение сложного этногенеза уранхай–саха, якутов. Во втором периоде заметны заимствования из русской культуры, появление новых конструктивных элементов. Одежда этих периодов отличается по использованию материалов: ровдуга в первом, различные покупные ткани во втором, и способам декорирования.

Принято считать, что своеобразие старинной одежды народа саха проявляется в многосоставности и комбинированном использовании различных материалов (мех, кожа, ткань). Однако исследование показало, что в традиционной якутской одежде, можно выделить ещё вариативность и взаимодополняемость частей комплекта.

Таким образом, несмотря на изученность возможны уточнения хронологии и типологии одежды, например, выделения промежуточного периода с середины XVIII в. до начала ХIХ в., когда одновременно присутствуют в одежде архаические и новые черты.

Во вто ром па ра гра фе главы диссертант рассматривает семантику якутской женской свадебной одежды XVII-XVIII вв. и середины XVIII–XIX вв.

Свадебная одежда связана с обрядом жизненного цикла, с переходом девушки из одного состояния в другое (девушка – невеста – женщина). В семантике свадебного обряда важен мотив ритуальной смерти, который встречается у многих народов. Свадебный наряд невесты XVII – середины XVIII веков состоял из шапки (ураа бэргэсэ), наличного покрывала «аннах» (амнах, андах), ровдужной рубахи, кожаных пантолонов (натазников), ноговиц (наколенников), мехового пальто «тангалай», меховой дохи «хотойдоох сон» (шуба с орлом) и торбасов.

Старинный традиционный головной убор якутской невесты XVI-XVII вв. имеет форму калфака (ураа бэргэhэ). Форма шапки повторяет форму воинского шлема, который дополняют прорезные металлические подвески со своей защитной функцией. Весь внешний облик шапки «ураа бэргэсэ» символизирует женщину как воительницу. Данный образ воительницы подтверждается существованием наличного покрывала – аннах, которое свидетельствует об архаичности свадебного наряда якутской невесты.

Образ женщины-воина также можно проследить в комплексе нательной одежды якутской невесты. Кожаные панталоны «чурумчусыалдьа» или натазники с широким поясом и целой системой шумящих подвесок «кыабака симэ5э», состоящих из нескольких рядов ажурных металлических пластин, чередующихся с бусами, завершающихся колокольцами. Непосредственно к панталонам привязывались ноговицы «сутуруо». Широкий пояс кожаных панталон выполнял роль семантической границы «верха – низа». Такое двухчастное деление мира отражает наиболее архаичное представление. Украшение нательного комплекса защищает открытые, не защищенные места человека, как мужской воинский костюм, доспехом. Пояс – символ воинской чести, сословный показатель известен у многих народов. В области пояса сконцентрированы особые семантические знаки-символы, с обязательным определением центра.

Поверх ровдужной рубахи невесты - саха дохристианского периода надевала меховое пальто «тангалай». По версии А.П. Окладникова, эта шуба семантически связана с культом лебедя, где рукава - крылья, которые обрезают, когда девушка выходит замуж. Этимология данной шубы свидетельствует о тесной связи с тюркскими народами, где она называется «дьагала», а у бурятов«дьыгыл». Подобная шуба была извлечена из погребения снохи Джорхо Бая (1937 г.), и само присутствие шубы в погребении говорит также о ее погребальном значении. Одной из самых древних якутских свадебных меховых одежд была «шуба с орлом» (хотойдоох сон). Одновременно с этой шубой бытовала меховая шапка с султаном из перьев и рожками из пушного хвостатого зверька. Парадную шубу саныях одевала якутка из рода с тотемом орла.

Таким образом, костюм невесты середины XVII - первой половины XVIII вв. раскрывает архаичное мировоззрение народа. Это – двухчастное деление мира на верхний и нижний, где границей между ними выступает пояс. Присутствие мотива «ритуальной смерти» позволяет использовать свадебную одежду в качестве погребальной. Весь комплект свадебной одежды невесты воспринимается как образ женщины-воина, что связано с женщинами богатырями Олонхо, с божественным происхождением, с культом тотемного животного. Постепенную эволюцию этих представлений и образов можно проследить в одежде последующего периода.

В покрой, цветовую гамму и систему декора якутской свадебной одежды XVIII в. проникают черты фасонов русского костюма.

Свадебная одежда богатой якутской невесты в XIX в. состояла из рубахи «халадаай», безрукавки «кэhиэччик», штанов, зимней шубы «бууктаах сон» или летнего нарядного камзола «кытыылаах сон», торбасов, шапки «дьабака», руковиц, нагрудника «моойторук». Костюм дополняли серебряный или шелковый пояс, серебряный браслет, серебряные или золотые серьги, шейное ожерелье «илин-кэлин кэбиhэр», косоплетка «суhуох киистэтэ», начельник «бастынга».

Головной убор «дьабака» с навершием «чупчуур», декорированым символами мужского и женского начал, использовался не только в свадебной одежде. Пальто меховое «бууктаах сон» украшается серебряными пластинами, бисерными полосами и пышными меховыми опушками, которые закрывают все швы шубы. Композиционное расположение меховых и суконных материалов имеет определенный ритмический порядок и цветовую семантику. Черный цвет как символ земного пространства располагается по основным опорным местам костяка человека. Красный цвет – цвет жизненной силы человека - локализуется у сердца и на уровне груди, таза, на лопатках и бедрах, на локтевых сгибах. Зеленый (и синий) цвет и их оттенки символизировали рост, пробуждающееся начало. Эти три цвета связаны с троичной семантикой души человека «кут-сур» - воздух, мать, земля. Цвет в одежде выражает ту же трехчастность мира, где красный, белыйверхний мир, зеленый, голубой - средний и черный, синий - нижний.

На основании сделанного анализа можно утверждать, что мотив трехчастности мира присутствует во всех деталях одежды. Мотив «древо жизни» встречается и в навершии шапки дьабака, в декоре пальто «бууктах сон», в обуви. Наличие в шапке символа мужского и женского начал, цветовая символика, орнаментика, все это говорит о семантической структуре мира.

В треть ем па ра гра фе даётся характеристика семантического смысла картины мира в отдельных деталях шаманского костюма конца XVIIIXX вв. на основе коллекций Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого РАН, Читинского областного краеведческий музей им. А.К. Кузнецова, Музея истории Бурятии им. М.Н. Хангалова.

Общепринятым является деление шаманов на белых и черных. Белые шаманы связаны с поклонением божествам Верхнего мира «Айыы ойууна», а черные имеют более широкую сферу деятельности (лечение, изгнание злых духов, возвращение «заблудшей» души и т.д.).

В комплект шаманского костюма входили кафтан, шапка, обувь, рукавицы, штаны и нагрудник. Кроме костюма атрибутами шамана были бубен и колотушка. Не у всех групп якутов комплект шамана состоял из названных частей. Подробно отличиями костюма белого и черного шаманов не занимались, возможно, из-за недостатка материала. Одеяние белого шамана известно по описаниям, сохранившимся в архивных материалах. Оно шилось из шкуры жеребенка в основном светлой масти. Главную роль играл головной убор. У северных якутов он изготавливался из конского волоса. Шаманы восточных якутов надевали шапки с круглым верхом, сшитые из мехов. По-видимому, наиболее древний вид шаманского головного убора представлял собой снятую с головы лошади часть с ушами и гривой «дуула5а бэргэсэ», оставляющую открытой лицо шамана. Декор костюма белого шамана был скромным и состоял из трех металлических дисков и поводьев с колокольчиками на конце, нашитых на спину. Интересное описание бубна белого шамана сохранилось в архивном материале, это бубен Абыйского шамана начала ХХ в. который имеет рога и ушки. Рога помогают при передвижении шамана, а ушки - слышать духов.

Наиболее ранние образцы обрядового костюма черного шамана восходят к XVIII веку (МАЭ, Инв. № 256-18). Плохо сохранившийся ровдужный кафтан с длинной бахромой и металлическими подвесками интересен кроем и набором антропоморфных, зооморфных и орнитоморфных образов. Близок к нему костюм МАЭ, Инв. № 4202-152. Для сравнения был привлечён костюм бурятского шамана XVIII в. (Музей истории Бурятии, инв. № ОФ 2694. В этих костюмах имеются металлические плоские прямоугольные пластинки, нашитые горизонтальными рядами по боковым частям спинки и полочек кафтана, на рукавах. Сходство со скелетом, отмеченное многими исследователями, по мнению диссертанта, исчерпывается мотивом ребер. Мотив птичьего оперения и крыльев доминирует в семантике костюма.

Обрядовые шаманские костюмы якутов XIX-ХХ века (МАЭ, Инв. № 3522-262, 1101-1, 1871-3) сохранились лучше. Горизонтальные подвески на них практически отсутствуют, от образа птицы осталась только бахрома по низу кафтана и рукавам. Для сравнения привлечен костюм бурятской шаманки из ЧОКМ, Инв. № 3239. Характерно здесь обилие однотипных подвесок - трубчатых, ланцетовидных, различных фигурных и круглых пластинок, колокольчиков круглых и плоских. Кроме них присутствуют зооморфные, орнито-морфные, антропоморфные подвески, миниатюрные инструменты и средства передвижения. Обязательно присутствуют диски, обозначающие Солнце, Луну, Прорубь, и Цепь. Обязательным был повод на спине. Не все шаманы имели на кафтанах все обязательные подвески. Количество и качество их зависело от того, к какой категории принадлежал шаман - низшей, средней, высшей.

Известно, что у шаманов северных якутов был мягкий венец с изображением оленьих рогов из железа (МАЭ, Инв. № 4128-443), у шаманов восточных якутов - круглые шапочки из меха, а у южных не было специального головного убора.

Таким образом, весь шаманский костюм воспроизводил символы Верхнего, Среднего и Нижнего миров. Причем расположение изображения птиц, зверей, рыб не было упорядочено по сферам обитания: рыбы могли быть пришиты выше птиц, птицы ниже медведя и т.д. По-видимому, в семантике шаманского костюма якутов более важной была идея власти над добрыми и злыми духами в образе этих животных. Путешествие между мирами совершалось с помощью бубна и колотушки.

В Заключении подводятся итоги и делаются выводы, высказывает ряд предложений по воплощению её результатов в практике образовательных, художественных и социокультурных институтов республики Саха, а также намечает пути дальнейшего исследования.

Основные публикации по теме диссертации:

Статья, опубликованная в журнале по списку ВАК:
1 . Ефимова Е.М. Костюм невесты в контексте картины мира якутов / Е.М. Ефимова // Культура & общество [Электронный ресурс]: Интернет-журнал МГУКИ / Моск. гос. ун-т культуры и искусств – Электрон. журн. – М.: МГУКИ, 2006-.-№ гос. регистрации 0420600016. – Режим доступа: www.e-culture.ru/Articles/2006/Yefimova.pdf, свободный (0,7 п.л.).
2. Ефимова Е.М. Миф как фактор формирования личности / Е.М. Ефимова // Художественное образование и культурное развитие личности: российская научно-практическая конференция.Якутск: РИО РНМЦ НТ и СКД им. А.Е. Кулаковского, 2002. – С. 87-88.
3. Ефимова Е.М. Толерантность как идея изучения культуры народов Арктики / Е.М. Ефимова // Толерантность – путь к гармонии многообразия: материалы студенческой научно-практической конференции. – Якутск: Изд-во ЯГУ, 2003. – С. 28-29.
4. Ефимова Е.М. Картина мира в якутском героическом эпосе олонхо / Е.М. Ефимова // Культурное пространство Восточной Сибири Монголии: материалы международной научно-практической конференции. - Улан-Удэ: ИПК ВСГАКИ, 2002. – С. 104-108.
5. Ефимова Е.М. Семантический аспект традиционной картины мира якутов / Е.М. Ефимова // Культурное пространство Восточной Сибири Монголии: материалы международной научно-практической конференции. В 3 т. - Т.3. - Улан-Удэ: ИПК ВСГАКИ, 2004. – С. 62-65.
6. Ефимова Е.М. К проблеме изучения картины мира / Е.М. Ефимова // Культурное пространство Восточной Сибири Монголии: материалы III международного симпозиума. Т.2. Международный симпозиум. - Улан-Удэ: ИПК ФГОУ ВПО ВСГАКИ, 2006. – С. 262-267.