Археологический шелк

заметки его исследователя

Татьяна Крупа

Как любая женщина, я не могу не восхищаться шелком: красив, загадочен и удивителен материал, созданный шелкопрядом. Ведущие модельеры мира его считают самым роскошным материалом и создают из него шедевры высокой моды.

Что же шелк для меня – историка и археолога? Прежде всего, уникальнейшая красота, сотворенная человеком многие и многие сотни лет назад. Раритетный исторический источник, дающий представление о моде и текстильных технологиях того далекого времени.

Да, уважаемый читатель, я не оговорилась: именно, многие сотни лет назад. Я многие годы занимаюсь атрибуцией археологического текстиля, найденного в различных уголках Украины.

Самый старый текстиль, с которым мне приходилось работать, - это шерсть 7-6 вв. до н.э.

Но особый трепет у меня вызывала и вызывает до сих пор именно работа с археологическим шелком. Я сама не скажу точно сколько прошло через мои руки фрагментов археологического шелка. Много! Но беря в руки очередной лоскуток, - сердце по-прежнему замирает. Что он мне расскажет? Поведает ли мне он о далеком Китае или Византии? Расскажет ли о специфике своего изготовления? Представит ли халтурщиков-анонимов? Я никогда не знаю заранее ответов на эти вопросы. Но, не взирая на различную степень сохранности археологического шелка, я научилась его узнавать фактически с закрытыми глазами. Шелк имеет особую энергетику.

Прежде, чем шелк расскажет все свои секреты, необходимо с ним хорошенько пообщаться.

Часто, ткань бывает загрязнена и скомкана. Поэтому прежде ее необходимо помыть и выпрямить. Язык не поворачивается сказать – постирать. Да и не является этот процесс стиркой. Для этого используются специфические методики очистки, пластификации и консервации.

Особенно бывает больно, когда ткань имеет антропогенные негативные вмешательства. Нет, я не хочу сказать, что кто-то (из-за злого умысла) причинил ей вред. Как раз наоборот! Из-за отсутствия нормальной подготовки археологов (прошу учесть, уважаемый читатель, чего мне, профессиональному археологу, это стоит сказать) ткань могут приклеить ПВА к бумаге. И все это – исключительно с желанием сделать благо.

Далее следует всестороннее изучение шелка. В своих исследованиях я давно использую химию (все химико-технологические исследования проводятся лично мной. Знанием химии я обязана своему покойному школьному учителю Пересечанской средней школы Дергачевского района Харьковской области Я.А. Штонде), оптико-физические методы (они от обычной микроскопии в отраженном и проходящем свете с помощью бинокулярного микроскопа МБС – 10 и до сложнейшей электронной микроскопии (тут поклон моему университетскому коллеге-физику А.П. Кришталю, с которым мы сотрудничаем много лет), рентген и многое другое (смотря по обстоятельствам).

Часто эта исследовательская и консервационная работа длится годы. Но результат – всегда поражает меня саму.

После кропотливого труда мы можем сказать из какого шелка (культурного или дикого) выполнена ткань, чем была окрашена (определить дефекты крашения), рассказать о ткацких и прядильных характеристиках ткани и нитей…

А, главное, что многие из этих тканей будут храниться в фондах музеев еще долго при умелом обращении.

Беря в руки очередной материал, задаешь себе вопрос: «Что ты узнаешь? И сможешь ли ты сделать все, от тебя зависящее, чтобы и этот образец хранился даже тогда, когда тебя уже не будет?»

Увы, уважаемый читатель, мой труд не особенно востребован в нашей стране.

Не хватает реактивов и расходных материалов, аппаратуры… Университетское финансирование – не может покрыть всех необходимых расходов. Не все мои коллеги-археологи, которые передают мне шелк на исследование, могут оплатить мою работу. А если и могут, то исходя из своих возможностей, а не реальной стоимости. Покупать необходимое за свои скудные средства – давно стало нормой.

Это – украинские реалии науки и культуры.

Шелк! Мой любимый археологический шелк! Как я люблю твои переливы, твою мягкость! Творение рук человека давно ушедших эпох, ты даришь мне желание творить самой; заряжаешь энергией и надежной на то, что мой труд будет оценен не государством (которое я, по-сути, презираю за политику в науке и культуре), а теми, кто прийдет в музей и увидит тебя в экспозиции.

Старейший шелк на территории Северного Причерноморья: 1 в. до .н.э. Ногачикский курган. Передан коллегой Ю. Зайцевым. Вверху – тончайший шелковый газ, внизу – шелковое полотно. Китай.

 

Шелковая тканная парча золотоордынского времени из раскопок на территории Полтавщины (г. Комсомольск на Днепре, раскопки коллеги А. Супруненко). Внизу – исследование ткани под микроскопом МБС – 10.

 

Шелковая вышитая «в прикреп» парча половецкого времени из фондов нашего музея. Найдена на Харьковщине. Шелк – китайского производства, золотная нить и работа – византийские.

 

Различные виды шелков, найденные на территории современной Запорожской области. Переданы коллегой Г. Тощевым. Золотая Орда.

 

Уникальнейший (единственный в настоящее время) комплекс костюма золотоордынского времени, найденный на территории Днепропетровской области. Передано коллегой А. Евглевским. Тут на фото – детали верхнего халата. Окрас: марена (красный) и резеда (желтый). Всего в комплексе несколько сот фрагментов и 5 видов только шелка. Китай.

 

Шелковая парча из раскопок некрополя Чернигова. Домонгольская Русь (предположительно, самое начало 13 в.). Передано коллегой Е. Черненко. Уникальность в золотной нити. Она – из серебра, а не золота. Вверху - такой ткань была, когда ее вытянули из земли, внизу - такая она сейчас.

 

Уникальнейший (единственный в настоящее время) комплекс костюма золотоордынского времени, найденный на территории Днепропетровской области. Передано коллегой А. Евглевским. Продолжение комплекса, представленного на фото 5. Фрагмент нижней рубахи. Уникальность в ткани, сделанной из шелковой основы и кожаного утка (хорошо виден под микроскопом).

 

Уникальнейший (единственный в настоящее время) комплекс костюма золотоордынского времени, найденный на территории Днепропетровской области. Передано коллегой А. Евглевским. Продолжение комплекса, представленного на фото 5. Фрагмент завязки нижней рубахи из шелка.

 

Уникальнейший (единственный в настоящее время) комплекс костюма золотоордынского времени, найденный на территории Днепропетровской области. Передано коллегой А. Евглевским. Продолжение комплекса, представленного на фото 5. Так убирается клей ПВА из шелковой парчи. Процесс не может быть автоматизирован. На одно пятно уходит дня три. Таких пятен – десятки.

 

Новгород-Северский. Горелая шелковая парча, аналогичная парче на фото 6. Того же времени – домонгольская Русь. Передано коллегой Е. Черненко.