Комплексы одежды в народном костюме

Как называли древние славяне одежду?

Когда мы теперь произносим «одёжа» - это звучит как просторечие, почти как жаргон. В Словаре русского языка С. И. Ожегова при данном слове стоит пометка «разг.» - «разговорное». Тем не менее учёные пишут, что в Древней Руси именно «одёжа» употреблялась гораздо чаще и шире, чем бытовавший одновременно с ним привычный нам термин «одежда». Слово «одеяние», имеющее для нас некий торжественный смысл, тоже часто употреблялось древними славянами в значении «одежда вообще». Действительно, вслушаемся: «одеяние» - «то, что одевает». Употреблялся и близкий вариант - «одение». А вот другое современное просторечие - «портки». В древности его произносили иначе - «порты». Оно родственно глаголу «пороть», то есть по-древнерусски «резать» (вспомним родственное слово «вспороть»). «Порты» употреблялись как в значении «одежда вообще», так и в значении «отрез, кусок ткани, холста».

Языковедами отмечен и ещё один смысл - «кожа с задних ног животного». Нет ли здесь отзвука тех древнейших времён, когда, подражая мифическому предку-зверю, люди старались кроить обувь из шкуры звериных ступней, а шапки - из шкуры с головы?.. Так или иначе, «порты» всё чаще обозначали одежду для ног. Пока не превратились в «портки» - впрочем, без того просторечного оттенка, который это слово имеет в русском языке сейчас. А древнее значение - «одежда вообще» - сохранилось для нас в слове «портной», или «портной швец», как говорили в старину. А что мы представляем себе при слове «риза»? Ко-нечно, облачение священника, надеваемое для богослужения.

Некоторые учёные полагают, что слово это пришло к нам вместе с христианством из Византии и всегда означало только ритуальное одеяние, а также богатую одежду князей и бояр. Другие, напротив, считают его исконно славянским, отмечают его родство с глаголом «резать» и утверждают, что именно «ризы» было в Древней Руси самым распространённым термином для обозначения «одежды вообще»...

Комплексы одежды

Комплекс одежды с юбкой-андараком включал в себя рубаху с прямыми поликами и отложным воротником, шерстяную полосатую юбку, корсетку, широкий пояс, головной убор типа кокошника. Такой костюм носили женщины в селах так называемых однодворцев, т. е. потомков служилых людей, присланных в XVI—XVII ве ках для защиты южных границ Русского государства, которые располагались в Рязанской, Орловской, Кур ской, Тамбовской губерниях. Этот же тип костюма встре чался в некоторых селах Смоленской губернии. Вероят но, он появился в Южной России в XVI—XVII веках и был принесен сюда из-за литовского рубежа, откуда вербовались служилые люди.

Комплекс одежды с кубильком (кубельком) был харак терен для одежды донских казачек и частично для каза чек Северного Кавказа. Он представлял собой платье, сшитое в талию, надевавшееся поверх рубахи с широ кими рукавами. Платье носили с длинными штанами и вязаным колпаком или шапкой. Такой костюм бытовал в XVII — первой половине XIX века. Считается, что он был заимствован казачками у народов Северного Кав каза в эпоху формирования донского казачества, т. е. в XVI—XVII веках.

Мужской костюм, общеславянский в своей основе, был более или менее единообразен на всем пространст ве, заселенном русским народом. Составляла его туникообразная рубаха с косым разрезом ворота, неширокие штаны, кожаная или плетенная из лыка обувь, шапка с полями или без полей. Рубаха, как правило, выпускалась поверх штанов и подпоясывалась.

Женская и мужская одежда изготавливалась из льняной, конопляной, шерстяной, полушерстяной ткани до машней выработки, а также из тканей фабричного про изводства: шелковых, шерстяных, хлопчатобумажных, парчовых. Фабричные ткани широко использовались на русском севере, в центральных губерниях Европейской России и с конца XVIII века местами в Сибири. Наи большее же распространение в народном быту они полу чили с конца XIX века.

Верхняя одежда, надевавшаяся при выходе на улицу зимой, весной и осенью, была одинаковой и для мужчин и для женщин, различало их только большее или меньшее количество украшений.

По всей России мужчины и женщины зимой носили шубы и полушубки мехом внутрь, крытые тканью или нагольные. Весной или осенью — суконные кафтаны, зипуны, поддевки. Отправляясь в дальнюю дорогу, по всюду надевали зимой поверх шубы тулуп, а в весеннеосеннюю непогоду — армяк.

Рассмотренные нами комплексы мужской и женской одежды являлись своего рода стандартом, которого при держивались русские, жившие в том или ином регионе.

Однако в рамках этого стандарта можно было обнару жить значительную вариативность костюма, что вообще присуще традиционной культуре. В России вариатив ность была обусловлена огромными пространствами, по которым рассеялся русский народ, разнообразием при родных условий, особенностями исторических судеб на селения того или иного района.

Местные черты в костюме

Костюмы, бытовавшие в разных губерниях, уездах, часто обладали ярко выраженными местными чертами.

Они проявлялись в манере ношения костюма, в коли честве входивших в его состав предметов, в цветовой гамме, покрое, характере украшений. Так, например, костюм с сарафаном, бытовавший в северо-западных губерниях Европейской России — Архангельской, Воло годской, Олонецкой, — заметно отличался от костюма с сарафаном, который был распространен в северо-вос точных губерниях — Вятской, Пермской. Костюм рус ских старообрядок Алтая, также состоявший из рубахи, сарафана, пояса и т. д., обладал рядом черт, делавших его достаточно самобытным. Различия можно было про следить и на отдельных предметах одежды: рубахах, ко кошниках, передниках, душегреях и т. д. Так, кокошник, цельный твердый головной убор, включавшийся в кос тюм с сарафаном, был различен в разных районах: в Торопецком уезде Псковской губернии — это головной убор с конусообразным верхом — «рогом», украшенный по очелью «шишками», в Тверской губернии — высокая шапка с плоским верхом, небольшими наушниками и поднизью, спускавшейся на лоб, в Костромской — го ловной убор с высоким треугольной формы очельем, украшенным золотной вышивкой, бисером, жемчугом и т. п.

Особенно большое количество локальных вариантов прослеживается в южнорусском комплексе одежды с по нёвой, где они проявлялись даже на уровне села. Этно графы XIX века отмечали, что место жительства кресть янки, приехавшей в город на ярмарку, определялось с первого же взгляда по ее костюму: орнаменту рубахи, цвету и манере ношения понёвы, цвету пояса, способу завязывания обор лаптей и другим деталям одежды.

Мужской костюм, как уже говорилось выше, более унифицированный, чем женский, также имел свои ме стные варианты. Так, например, в селах Беломорья муж чины носили вязанные из шерсти рубахи, заправляв шиеся в штаны, малоизвестные в других районах рус ского севера. В некоторых южнорусских селах мужчин включали в состав своего костюма вышитые жилеты. На Алтае мужчины любили украшать шляпы искусственны ми цветами, лентами, в центральных губерниях Евро пейской России такие же шляпы украшались пряжками или мелкими кисточками цветного гаруса и т. п.

Верхняя одежда, особенно одежда для весенне-летнего сезона, имела отличия в покрое, материале, цвете, деко ре. Как уже говорилось, по всей России были распро странены шубы, как нагольные, так и крытые тканью.

Однако в разных районах страны они были различны.

В Нижегородской, Пензенской, Симбирской, Смоленской губерниях нагольные шубы изготавливались из белых сыромятных овчин, в Ярославской, Владимир ской, Московской и ряде других губерний — шились из красных и черных дубленых овчин. Крытые женские шубы Архангельской губернии отличались по покрою от шуб, распространенных в казачьих станицах Дона. Ар хангельские шубы шились однобортными, с присборен ной подрезной в области лопаток спинкой, рукавами до запястья, украшенными в области плеча мелкими скла дочками. Шубка застегивалась на пряжку, к которой прикреплялся пышный длинный бант. Донские же ши лись цельными, с глубоким запахом, рукава были длин ные и прикрывали всю кисть.

Суконные кафтаны, бытовавшие по всей России, име ли разный цвет (синий, коричневый, серый, черный, белый), разный покрой (с цельной спинкой, отрезной, с клиньями в подоле, в складку, сборку и т. п.), разные застежки (пряжки, пуговицы, крючки, кожаные завяз ки), разные украшения (цветной шнур, вышивка, ап пликация и т. п.). Сочетание тех или иных черт в одном кафтане и придавало ему ярко выраженную местную окраску.

Все эти локальные варианты, как бы они порой ни отличались друг от друга, никогда не выходили за рамки основных комплексов русского национального костюма.

При этом следует подчеркнуть, что вариативность, обус ловленная возрастными различиями людей, характери зовала традиционный костюм на всей территории Рос сии. Четко различалась одежда детей, взрослых, стари ков, холостых парней и девушек, женатых и замужних, вдовых, солдаток, старых дев и т. п.