Одежда, употреблявшаяся в родильных обрядах

Родившегося ребенка завертывали в рубаху отца, непосредственно с него снятую; "чтоб ребенок был здоров, не плакал, чтоб отец жалел его" (Каргопольский р-н, Архангельской области). Стирать ее не полагалось: "тогда смоется отцовская любовь" (Вологодская губ). Первое одевание рубашки обычно совпадало с крещением ребенка. На Севере крёстный отец - божат - готовил крестик или давал на него деньги, а крестная - божатка - приготовляла ему рубашку (Вологодская губ.).

Особое внимание уделялось первому подпоясыванию младенца. Жители Кадниковского уезда вологодской губернии не подпоясывали детей до года - "чтобы не запоясать росту и прорезывания зубов", но умирающего ребенка "спешили подпоясать с тем, чтобы он свободно мог войти в рай". В Великоустюжском районе Вологодской области пояс надевали на умершего уже ребенка: "поясок на младенца не надевали, но если умрет, то подпоясывали обязательно, на рубашку. Это мальчикам, а девочкам не знаю".