Типы прялок (Заонежье)

О.А.Набокова

О некоторых особенностях формообразования прялок Заонежья

Ранее типологические исследования прялок Заонежья не проводились, поэтому представляется полезным остановить внимание на некоторых особенностях их формообразования. В данном сообщении мы использовали наблюдения, полученные в ходе исследования совокупности прялок Карелии. Особенности прялок были зафиксированы по системе классифицированных признаков; полученные данные картографировались [001]. Результаты исследования позволили сделать некоторые заключения, представленные на двух предыдущих Рябининских конференциях [002]. Поскольку данное сообщение опирается на эти выводы, напомним их суть, уделив особое внимание характеристикам формы.

В изменениях облика прялок на территории Карелии проявились определенные закономерности. Наблюдения показали, что в южной половине Карелии существовали две области, - западная и восточная, - в которых сложились устойчивые типы прялок с контрастными признаками. На обширной территории, протянувшейся к северу до побережья Белого моря, в каждой местности одновременно могли сосуществовать несколько видов прялок. При движении от одной местности к другой становились заметными направления, где признаки изменялись последовательно, образуя переходные варианты. В то же время, выявились местности, где последовательность прерывалась. В разных географических направлениях алгоритмы изменения одного и того же признака имели существенные отличия.

Результаты наблюдений коррелировались с данными истории и лингвистики и, в целом, с современным представлением об этнической истории Карелии. Юго-западная область оказалась сопоставимой с ареалом ливвиковского диалекта. Юго-восточная область включала территории, прилегающие к восточному и западному берегам Онежского озера и заселенные русскими пудожанами и северными вепсами. Метаморфозы прялок на остальной территории Карелии свидетельствовали о том, что здесь происходили сложные процессы взаимодействия разных культурных тенденций, в итоге рождавшие новые традиции оформления прялок. Векторная направленность изменений в большинстве своем совпадала с древними вводно-волоковыми путями или с разновременными волнами миграции населения. Учитывая эти наблюдения, мы и рассмотрели некоторые особенности заонежских прялок. В нашем распоряжении были данные о 130 экземплярах, происходивших из Заонежья [003].

Наиболее универсальной и устойчивой во времени характеристикой объемно-пластического решения является пропорциональный строй, а точнее, отношение высоты и ширины лопаски к общей высоте прялки. Прялки с отличающимися пропорциями, даже при сходстве элементов формы, воспринимаются как прялки разных типов.

В выделенной нами юго-западной области Карелии высота лопаски немного превышает половину высоты прялки, а ширина почти равна десятой доли общей высоты (первый пропорциональный тип). В юго-восточной области высота лопаски занимает три четверти (а порой и 4/5) от высоты всей прялки, а ширина лопаски составляет пятую или четвертую часть от общей высоты (третий пропорциональный тип). Контрастные пропорции прялок из этих областей определили диапазон, в котором колеблются пропорциональные соотношения прялок на остальной территории Карелии (второй, или промежуточный, пропорциональный тип). К этой территории относится и Заонежье.

Мы рассчитали пропорциональные отношения 123 заонежских экземпляров. Результаты показали, что заонежане предпочитали прялки с промежуточным типом пропорций. Также для них вполне приемлемыми оказались пропорции первого типа, обычные для прялок из ареала ливвиковского диалекта, хотя общих с ним границ у Заонежья нет. В то же время, прялки с пропорциями третьего типа единичны, несмотря на то, что Заонежье на востоке и юго-востоке граничит с областью их распространения. (Таблица 1). Для сравнения обратим внимание на соседние местности. К западу от Заонежья, на территории проживания кондопожских людиков, диапазон прялочных пропорций очень широк и включает почти все вариации, свойственные прялкам Карелии, причем около 20% от известных нам прялок имеют пропорции третьего типа. Это, пожалуй, самая западная территория, где обнаруживается заметное количество прялок с максимально удлин¨нной лопаской [004]. К северу от Заонежья, в местах проживания сегозерских карел, третий пропорциональный тип уже не встречается, а количественное соотношение прялок первого и второго пропорционального типа примерно такое же, как в Заонежье.

Таблица 1. Пропорциональные типы прялок Заонежья.

Пропорциональный тип прялок.

Отношение высоты лопаски к высоте прялки.

Количество прялок.

Количество прялок в процентах к общему числу.

I

0,5 – 0,65

36

29,3 %

II

0,66 – 0,75

82

66,7 %

III

Более 0,76

5

4 %

Эта ситуация – фрагмент общей картины пропорциональных вариаций в зоне с неустойчивым обликом прялок. Тенденция к увеличению лопаски начинается у северных и восточных границ ареала прялок первого пропорционального типа. Далее просматриваются две цепи последовательных изменений. Одна из них тянется вдоль западных границ Карелии до Беломорского побережья. В средней части этого направления колебания пропорций достигают наибольшего размаха при численном преимуществе прялок второго пропорционального типа. Но ближе к побережью Белого моря число прялок с пропорциями первого типа вновь увеличивается. В самом же Поморье между первым и вторым типами устанавливается количественное равновесие. При движении из средней части Поморья в южном направлении, к Сегозерью, наблюдается обратная последовательность. Пропорциональная ситуация, которую мы застаем в Заонежье, выступает как последнее звено в цепи изменений. Другая последовательность, начинаясь там же, отклоняется к северо-востоку и проходит по территории проживания карел-людиков. Заонежье и в этом направлении замыкает цепь пропорциональных вариаций. Однако наличие в Кондопожском районе заметного количества прялок третьего типа, нарушает ритм изменений.

Совокупность наблюдений позволяет предположить, что карельские пропорциональные традиции воздействовали на прялки Заонежья более эффективно и последовательно именно с северо-запада, нежели из юго-западных или юго-восточных районов.

Одной из характеристик формы является обобщенная схема силуэта лопаски. На юго-западе Карелии силуэты вписываются в вытянутые заостренные овалы, на юго-востоке основой формы является плоскость с прямолинейными боковыми гранями. На остальной территории силуэты лопасок колеблются между двумя традиционными схемами, изменяясь в тех же направлениях, что и изменения пропорций. Вариации начинаются на широте оз. Сямозеро с небольшого выпрямления боковых граней, причем стрельчатые лопаски не исчезают полностью, а лишь уменьшаются в числе. В Кондопожском районе и в Сегозерье, - а также на полосе, тянущейся вдоль тех же широт к западным границам Карелии, устанавливается относительное равновесие двух силуэтных начал с заметным числом стрельчатых лопасок. Но в Заонежье мы обнаружили только два примера стрельчатой формы, причем в том варианте, который обычен для Сегозерья. У значительного числа заонежских лопасок боковые грани прямолинейны, и только у трети прялок схема лопаски тяготеет либо к овалу, либо к близкому по очертаниям многограннику.

Альтернатива криволинейных и прямолинейных очертаний носит не только формальный характер; возможно, она свидетельствует о семантических различиях, существенных в прошлом и сохранившихся в художественной образности прялок до начала XX века. Округлость боковых граней обычна для прялок прибалтийско-финских этносов. Прямолинейность же можно связать со славянской традицией. Отсутствие в Заонежье стрельчатых прялок, видимо, можно расценить как знак очевидного перевеса славянской традиции, но сложность и неоднозначность силуэтных схем заонежских прялок, свидетельствует о симбиозе разных начал.

Повторяемость деталей формы позволила выделить два основных вида заонежских прялок. Прялки одного из видов ранее считались случайными, занесенными в Заонежье из районов проживания карел, и потому не останавливали на себе внимания. Наше обследование зафиксировало около трех десятков подобных примеров. Они в обилии встречаются в деревнях Кижских шхер, в местностях, тяготеющих к Шуньге, а также разбросаны в материковой части Заонежья. Однако в деревнях на юго-восточном побережье полуострова их обнаружить не удалось. (Илл.1).

Главное отличие этого вида – своеобразная архитектоника с ритмичным членением вертикали фигурными выступами. Узкая лопаска, часто с округлой линией боковых граней и неустойчивыми абрисами вершины, предельно сужается к основанию. Место перехода от лопаски к ножке акцентировано двумя симметричными выступами в виде пары разнонаправленных орнитоморфных силуэтов. Им вторят фигуры (круг, квадрат или же подобие птиц), образованные такими же выступами в средней части тонкой ножки. Сравнения с прялками Карелии показали, что отдельные элементы формы известны не только в Заонежье. Так, выступы в основании лопаски, появившись у северных границ ареала карел-ливвиков, широко распространяются в районах проживания северных карел и изредка встречаются у северных границ ареала людиковского диалекта. Однако почти полное сходство формы выступов, как и архитектоники прялки в целом, обнаруживается только у одного из видов сегозерских прялок, а также у нескольких экземпляров, происходящих из северной части Кондопожского района. Отличие касается манеры оформления ножки, имеющей в каждой местности свои приоритеты.

Прялки этого вида обладают сходством и других признаков. Многие из них вырезаны из цельного куска хвойной древесины, реже – составлены из двух частей, стойки и донца. У всех прялок сбоку над пятой есть углубление для упора тупого конца веретена, которое облегчает намотку нити на веретено и обыкновенно встречается на прялках из районов с карельским населением. В то же время, оно практически неизвестно в Пудожском районе и районе проживания северной группы вепсов. Декоративная резьба украшает основание лопаски и птицевидные выступы под ней, располагаясь на стороне, обращенной к прядильщице. Применительно к прялкам Карелии, такое расположение резьбы отражает раннюю традицию. Заметим, что только на двух известных нам заонежских прялках резьбой покрыты обе стороны лопаски, как это встречается на сегозерских вариациях. Часто на боковые грани лопаски нанесена ритмичная зубчатая порезка, подобная технологическим зарубкам для крепления кудели мотогузом на прялках Вологодской, Архангельской, Новгородской областях. В Карелии эти зарубки встречаются в декоративной интерпретации в основном на прялках Заонежья и Пудожья и изредка на прялках северных вепсов. Исполнение прялок индивидуально. Лишь несколько экземпляров из окрестностей Шуньги имеют признаки повторяемости, что позволяет увидеть в них продукцию местного ремесленника, предназначенную для продажи. Таким образом, вид прялок, который считался «случайным», проявился в устойчивой локальной форме.

Другой вид, широко распространенный в Заонежье, тоже объединен сходством разных характеристик. (Илл.2) Это составные конструкции из березовой древесины, с лопаской на точеной ножке. Реже к этому виду относятся двухчастные прялки с резными ножками. Примечательно, что в Карелии составные прялки, кроме Заонежья, обычны для Поморья и встречаются на одном из видов прялок Сегозерья. На прялках этого вида нет углубления для тупого конца веретена. Они никогда не украшаются декоративной плоскостной резьбой. Вместо не¨ на вершине или у основания лопаски просверливаются отверстия, образующие в совокупности подобие солярных розеток. Архитектоника прялки строится на контрасте между плоскостью лопаски с прямолинейными боковыми гранями и дробной вертикалью точеной ножки. Наряду с ровными, округлыми или треугольными срезами, на вершине лопаски часто вырезается круг, придающей прялке сходство с антропоморфным силуэтом. Заметим, что выделение кругов в основании или на вершине лопаски, - хотя и менее экспрессивное, чем на прялках Заонежья, - широко распространено на северо-западе Карелии и в карельской части Поморья. Но в Сегозерье и на севере Кондопожского района такие примеры единичны.

Значительное число прялок имеет признаки серийного изготовления; причем различная манера исполнения свидетельствует о существовании нескольких столярных мастерских и позволяет выделить несколько подвидов. Прялки одного из них, происходящие в основном, из деревень Кижских шхер, хотя и являются образцом ремесленного производства, но имеют заметное сходство с формой прялок «заонежско-карельского» вида. (Илл.3). Легкая выпуклость боковых граней сочетается с парными «птицевидными» выступами под лопаской, есть сходство и в общей архитектонике прялок. Но вершина лопаски часто увенчивается кругом, а нисходящие срезы основания лопаски несут распространенный в архитектурном декоре мотив – чередование дуг и прямоугольных или треугольных выступов. Декоративность мотива усиливают сквозные отверстия в полукружиях и крючкообразные выступы-«серьги», завершающие порезку.

Сравнения показывают, что в акцентировании сложного абриса основания лопаски есть принципиальное сходство с прялками Архангельского Поморья и, более всего, Онежского полуострова. Существует также мнение, что «серьги»-крючки присущи прялкам из мест, лежащих на путях миграционной волны новгородцев XI-XII вв. Пути шли на восток южнее Белого озера, но имели северные ответвления, ведущие в систему Северной Двины [005].

Подведем итоги наблюдений. Оба вида заонежских прялок подчиняются закономерностям построения формы, действующим на территории Карелии, имея при этом устойчивое локальное своеобразие. Один из видов по совокупности признаков может быть сочтен парафразом северо-карельских традиций, хотя в некоторых деталях формы можно усмотреть славяно-вепсские истоки. В художественной образности силуэта, в особенностях конструкции, плоскостного резного декора закрепились архаические черты. Можно предположить, что этот вид прялок ранее был преобладающим, но с течением времени оказался вытесненным модной ремесленной продукцией.

Традиция оформления другого вида прялок, скорее, складывалась на протяжении XIX в. и получила широкое признание только во второй его половине. В элементах формы отчетливо проступает ремесленная эстетика этого времени, приспособившая семантически значимые элементы силуэта к требованиям тиражированного производства. В создании образности используются приемы, характерные для славяно-вепсской и северорусской традиции, бытующей на широких пространствах, к востоку и югу от границ Карелии. В то же время один из ремесленных вариантов контаминирует особенности двух основных видов заонежских прялок.

Отметим также, что в последовательности изменений облика прялок можно увидеть направления воздействия разных культурных тенденций. Для прялок «заонежско-карельского» вида очевидно северо-западное направление, для прялок «ремесленного» типа существенным оказывается влияние, приходящее с северо-востока. Оба направления служат своеобразными руслами, передающие транзитом культурные традиции с юга, из мест, которые тесно связаны с этнической историей края. К ним относятся, с одной стороны, земли Северного Приладожья, с другой, - обширная территория со славянским и славяно-балтским населением.


001 Картографирование с использованием новых ГИС-технологий осуществлял отдел ГИС Петрозаводского государственного университета (Е.В.Лялля).
002 Набокова О.А. Прялки Заонежья: традиции и индивидуальные особенности мастерства // Мастер и народная художественная традиция Русского Севера: Доклады III Международной научной конференции "Рябининские чтения-99". Петрозаводск, 2000. С.376-385; Набокова О.А. Прялки Карелии: локальные традиции в контексте этнической истории // Локальные традиции в народной культуре Русского Севера: Материалы IV Международной научной конференции "Рябининские чтения-2003". Петрозаводск, 2003. С. 209-212.
003 Полнота данных о каждой прялке не одинакова. Так, расчеты пропорциональных соотношений не производились на прялках с утратой вершины или основания, со значительными сколами плоскости.
004 В зарисовках конца XIX в., выполненными в районе оз. Лексинское на юге, озер Каменное и Нюк на севере, а также в районе озера Тикша на северо-востоке, зафиксирована единственная прялка с пропорциями третьего типа. (Karelska byggnader och ornamentala former afbildade af arkitekt. Yrio Blomstedt och arkitekt. Victor Sucksdorff: Planchafdelning. Helsingfors: Aktieb. F. Tilgmanns bok. Och stentryckeri samt kemigrafi, 1900. Табл.56, рис.5).
005 Денисова И.М. Прялки зоо-орнитоморфного типа в контексте этнической истории Русского Севера // Этнографическое обозрение. 2001. №2. С.77.