Вступительное слово к альбому Народный костюм Пензенской губернии

Если в уличном людском потоке внимание ваше охотнее задерживается не на универсальных, закодированных на вечную "молодость", джинсовых куртках, жилетах, брюках и не на вычурных по последнему "писку моды" одеяниях, а на замелькавшем вдруг в городской толпе, подобно букетику полевых цветов, вышитом в народном стиле платье, эта книга для вас.

Спросите почему?

Причин, надо полагать, здесь несколько, едва ли не первая из них — своеобразная реакция на ставшую уже привычной "европейскую" одежду. Слов нет, она демократична и удобна. В одном и том же костюме с небольшими вариациями можно поя-виться и на работе, и в гостях, и в театре. Но одновременно такая одежда нивелирует людей, делает их похожими друг на друга. Национальный же костюм уникален. Среди тысяч русских, мордовских, чувашских и татарских крестьянских нарядов, хранящихся в областных музеях и достаточно емко представленных в этой книге, вы не увидите двух одинаковых: то состав иной, то ткань, то вышивка…

А главное — сотворено каждое из этих чудес не при помощи ткацко-вышивального станка, а безымянной рачительной хозяюшкой, неутомимыми искусными пальцами, ее охочих до красивой работы рук, тепло которых продолжает исходить на нас даже с фотографии в этой книге. Нетрудно представить, как согревала, как нежила подобная одежда тех, кому она конкретно была предназначена сто и более лет назад.
Давайте не спеша полистаем этот дивный альбом, родившийся в результате многомесячных поездок по национальным музеям России и из общения с учеными, посвятившими свою жизнь исследованию разнообразных систем народной одежды великоруссов, морд-вы, чувашей и татар середины XIX — середины XX столетий.


Результаты исследований ученых, авторов этой книги независимо друг от друга породили замечательную идею, способную выступить связующим звеном между прошлым и настоящим наших народов, поскольку народ в их понимании — все равно, что золотоискатель. Он отбирает, сохраняет, шлифует, "доводит до ума" на протяжении многих десятиле-тий только самое ценное. Складываясь веками, национальная одежда русских, чувашей, мордвы, татар (как, впрочем, и у всех народов мира) никогда не была лишь средством за-щиты людей от воздействия окружающей среды, она вбирала в себя неповторимый характер, взгляды, обычаи, вкусы той или иной нации, становясь в конце концов ее ярчайшим образным выражением, равно как и знаком принадлежности человека к той или иной со-циальной и половозрастной группе.

На протяжении веков национальный костюм четко указывал на пол и возраст человека, его социальный статус, профессиональную принадлежность, а во многих случаях и на место его жительства. Костюм мужчин, понятно, отличался от костюма женщин, одежда женатых от одежды холостых, стариков от молодежи, младенцев от подростков, костюм боярина, князя, бая был иным, чем, скажем, костюм крестьянина. Профессия человека также подчеркивалась его внешним обликом: пчеловоды старались одеться в белую одежду, кузнец имел кожаный фартук, коновал — пояс с мед-ными украшениями и сумку с металлическими бляшками, мельник — белый фартук и т. п. Смена человеком социального статуса влекла за собой и смену одежды.


Словом, история народного костюма — это не только огромная историческая, но и художественная ценность, к которой люди, как бы не изменялась их жизнь, будут обращаться снова и снова. Результаты налицо. Идеи того же сарафана, рубахи, душегрейки, полушубка, сапожек, шапки-ушанки нашли отклик не только в отечественной, но и в мировой моде. Можно не сомневаться — им суждена долгая жизнь. Естественно, если иметь в виду подлинное, а не псевдонародное творчество.


Согласитесь, смотришь порой выступление какого-нибудь ансамбля песни и пляски, "а ля Русь" и диву даешься дорогому и бездарному его одеянию, право, более уместному в цирке или варьете: уважения к народному искусству они вызвать никак не могут. Виною здесь чаще всего как раз мнимая общедоступность темы, поверхностное представление модельеров о нашем старинном костюме.

В.А.Сидоренко