Одежда крестьянок Орловской губернии

Орловские крестьянки использовали множество видов и способов украшения одежды: вышивку, узорное ткачество, крашение, разнообразные вставки из кумача и набивного сатина; нашивки из цветных полос, атласных лент, блесток, кружев. Различные декоративные средства, применявшиеся для создания единого художественного целого — праздничного костюма, неизменно были подчинены выработанным веками приемам композиции.


Расположение орнамента неразрывно связывалось с покроем одежды и пропорциями женской фигуры. Примечательно, что русский женский костюм при значительных особенностях для разных местностей обладал общими чертами — малорасчлененным компактным объемом, мягким лаконичным контуром. Когда женщина шла, костюм ее сохранял плавность, текучесть линий. Этот характер движения был настолько органичен для русской женщины, что сохранился во многих плясках и хороводах: в озорной динамичной орловской "Матане" и в лирическом хороводе "Алые цветочки", популярном на Орловщине. Основной орловский крестьянский костюм, как и все костюмы южновеликорусского края (Тульская, Орловская, Тамбовская, Рязанская губернии), издревле состоял из рубахи, поневы (род женской поясной одежды), передника-завесы, сложного головного убора из нескольких элементов и шейных украшений — "ожерелка", бус либо гайтана. Вариации украшения и покроя основных элементов одежды значительно разнились в восточных и западных уездах Орловской губернии и даже в отдельных деревнях.

Разнообразие видов женского костюма в Орловской губернии объясняется в значительной степени многократными перемещениями жителей сначала с юга на север под напором кочевников, а с конца XVI в. по мере закрепления земель за Московским государством — с севера на юг. Часть переселенцев оставалась, и вместе с ними внедрялась на новом месте привычная им одежда, способы ее изготовления, украшения, которые дополняли существующую, как бы смешивались с ней, и получалось нечто новое, которое шлифовалось и совершенствовалось веками. Так, явное присутствие деталей западноевропейской одежды в новосильском праздничном костюме ("наплечники", отложной воротник и др.) историки-этнографы связывают с тем, что орловских земель в значительной степени коснулись события польско-литовской интервенции начала XVII в.

Орловские поневы также явно перекликаются с болгарскими "престилками" и украинскими "плахтами" (женская поясная одежда). Несмотря на самобытность и своеобразие одежды различных уездов Орловской губернии, существует ряд объединяющих признаков, проявляющихся в покрое, объеме, общем строе украшений, орнаментике. Этот ряд ясно прослеживается в достаточно представительной коллекции Орловского краеведческого музея, собранной за столетнюю историю его существования. Самой древней одеждой славян, живущих в районах верхнего и среднего течения Оки (вятичей, кривичей и др.), была рубаха, изначально изготовлявшаяся из грубого полотна. Она защищала людей от зноя, на нее надевали меховую и шерстяную одежду в зимние холода. Рубашка непосредственно соприкасалась с телом человека, поэтому ей приписывалось обладание магическими силами.

Достаточно было заполучить рубашку врага, чтобы напустить на него "порчу", произведя с ней колдовские манипуляции. Уберечь же свою рубашку и себя вместе с ней от "сглаза" необходимо было более надежно. Так появляются некие символы, формулы добра на вороте, защищающем шею, подоле, касающемся ног, и самое главное — на рукавах, закрывающих женские руки которые сеяли и жали, готовили пищу и ухаживали за детьми. Знаки добра наносились, конечно же, разноцветными нитями — вышивка, ткачество, кружево, да так, чтобы тайный смысл не сразу стал ясен всем. Первоначально в давние времена рисунки-обереги имели прямой магический смысл. Шло время, отодвигались старые верования, исчезала из рисунков колдовская сила, и оставалась Красота, понятная и близкая в любые времена.


Для украшения открытых частей рубахи — ворота, рукавов и подола — использовались закладное и бранное ткачество, т. н. "красное тканье" и вышивка в технике "роспись", "настил", "крест". Излюбленным сочетанием цветов было красное с черным. В сундуке для приданого невеста хранила 5-6, а богатая и дюжину рубашек. Самую красивую, тонкую, хорошо отбеленную, особо удавшуюся, ярко украшенную, надевала невеста в день свадьбы. Крестьянка свой самый лучший праздничный костюм надевала в день свадьбы.

Затем носила его по праздникам очень долго, часто в течение всей жизни, могла передать его дочери. К архаичным одеждам во всем мире относятся и различные виды поясной одежды, сделанные из куска ткани, обернутого вокруг бедер. Если он надет поверх длинной рубашки, то его можно и не сшивать. Таковой и была понева, являющаяся основой орловского женского костюма, да и южновеликорусского в целом. Наиболее древней была понева распашная, т. е. состоящая из трех полотнищ, одно из которых располагалось сзади, а два других, пришитых к нему, — по бокам. Спереди полотнища не сшивали, т. к. распашная понева надевалась непременно поверх длинной рубахи.


В некоторых селах Болховского уезда правое полотнище не дошивали доверху, в Дмитровском уезде с одного бока снизу вшивали вставку "бедро" из кумача либо разноцветного тканья. В большинстве сел распашные поневы носили с подтыком , т. е. поднимали полы и затыкали у пояса, чем достигали необычного эффекта пышности, статности женской фигуры. Понева, как правило, делалась из домашней шерстяной ткани простого полотняного переплетения черного либо темносинего цвета в квадратную или прямоугольную прорисованную клетку. Понева была предметом особой гордости крестьянки. Чем богаче был украшен подол поневы, чем больше ярких полос было на ней, тем наряднее считалась хозяйка.

В отдельных местностях богатые крестьянки кроме повседневной имели до трех понев. Самая богатая (семь нарядных полос) называлась "годовой", надевалась лишь по самым крупным религиозным праздникам, затем следовала "полугодовая" понева и самая скромная — "воскресная", которую надевали к обедне по воскресным дням. Распашные поневы украшали полихромной вышивкой цветной шерстью, нашитыми полосами красной ткани, галунами, позументами, шерстяным тканьем. Зачастую край подола и полы обшивали "пояском" — узкой тесьмой из шерсти. Встречались на Орловщине поневы-плахты (в западных уездах губернии) и более поздние поневы, сшитые по типу юбки. Понева зачастую была короче рубахи, и тогда из-под нее был виден расшитый подол рубахи. На Орловщине бытовали шерстяные тканые юбки, как правило, красные в полоску.

Разные виды поясной одежды указывали на принадлежность к различным социальным группам крестьян. Н. С. Лесков в рассказе "Юдоль" упоминает о том, что в 1840-х годах в Орловской губернии крепостные женщины носили поневы, в отличие от этих поневниц свободные однодворки ходили в красных юбках. Каждое село жило своей замкнутой жизнью, и его жители нередко отличались от соседей не только говором, но и обычаями и, конечно, деталями одежды. В женском костюме понева в некоторых местностях заменялась сарафаном, косоклинным либо прямым. Наиболее ранним был сарафан из черного или темно-синего шерстяного домотканого материала, подол которого украшался красным сукном, лентами, блестками, золотой тесьмой.