Это продолжение статьи, начало смотрите в предыдущих статьях данного раздела.

(3). Согдийцы

К собственно согдийцам можно отнести 8 сильно фрагментированных изображений мужчин-европеоидов на западной и южной стенах, участвующих в приеме послов.

На южной стене согдийцами можно считать: 1) 4 мужчины, стоящих в свеобразном ажурном сооружении на платформе (вероятно, это свадебный шатер-girdek, как отмечалось выше), встречающих свадебную процессию с чаганианской невестой (фигуры 1-4); 2) 2 мужчины в повязках на нижней части лица (переданным в персидской зороастрийской иконографической традиции), ведущих животных, предназначенных в подарок жениху - коня (фигура 11) и четырех гусей (фигура 12) (Рис. 3, 8). (В Чаганиане, где господствовал буддизм, такие повязки представить трудно, но все встанет на свои места, если мы предположим, что дарственных животных сопровождают к священной особе царя именно согдийцы). Кроме того, юноша, сопровождающий гусей и стоящий на коленях, опирается, видимо, на уже знакомый нам короткий жезл в форме буквы “Y”, употреблявшийся и самаркандскими тюрками группы 2. 3) Два переводчика, каждый из которых стоит на западной стене между парой тюркских чиновников и послами из Китая (фигура 7) и из Чача (фигура 20).

Всех этих персонажей объединяет ношение нераспашной плечевой одежды длиной до пят с преобладанием белого цвета или же бело-красной (срав.: у тюрков в равной мере популярны красный и желтый цвета) (Рис. 3, 9-10). Поясакак ременные с золотыми / золочеными накладками (фигура 12 на южной стене), так и собственно золотые (фигура 11 на южной стене) (Рис. 3, 8). Судя по письменным источникам, в VII - начале VIII вв. в Согде золотые пояса носились потомственными аристократами-дикханами (Беленицкий, Распопова, 1980, с. 213); в Бухаре они были, в том числе, атрибутом дикхан из личной гвардии правителя (Наршахи, 1897, с. 15). Древнейшие чисто золотые пояса иранских народов также известны на юге Средней Азии (пояс юэчжийского князя I-ой пол. I в.н.э. из Тилля-тепе в Бактрии: Sarianidi, 1985, pl. 88-97). В отличие от Пенджикента, в Афрасиабе не представлены такие элементы декора наплечной одежды, как “погоны” из разноцветной шелковой ткани. К сожалению, головные уборы на жителях Согда не изображены (возможно, исключение было сделано для царя Вархумана, но верх его фигуры не сохранился). В отличие от участников иноземных посольств, все подданные самаркандского царя (согдийцы и тюрки) в документированных случаях не имеют головных уборов; этот противоречит давним традициям иранских и тюркских народов и, скорее всего, связано с дворцовым ритуалом. Как и у чаганианцев, у согдийцев-мужчин, видимо, в данное время было принято выставлять напоказ поясную одежду (шаровары): она скрыта наплечным одеянием и обувью.

Золотые гривны у согдийцев (как и у чаганианцев) имели только знатные мужчины (южная стена, фигуры 11,12). Лица зрелого возраста у обоих ираноязычных этносов носят бороду.

Наплечная одежда мужчин этих народов, в отличие от тюрков, украшена полихромными сюжетными шелковыми тканями не только вдоль ворота, на обшлагах и на лацканах, но и по краю подола и его разрезов. Правда, эта особенность характерна лишь для отдельных категорий персонажей (см. ниже раздел “(6)”).

Согдийские и чаганианские аристократы и чиновники носят мечи и кинжалы с позолоченными ножнами (у тюрков в Афрасиабе такие случаи достоверно известны).

На южной стене изображены 4 знатных согдийца, встречающих свадебную процессию из Чаганиана и стоящих в шатре(?) на особой платформе (фигуры 1-4). Наиболее вероятным кажется видеть царя (ихшида) Вархумана из рода Унаш в средней из стоящих вплотную фигур (фигура 3), которая частично закрывает собой соседнюю фигуру 4. Его одежда в основном имеет белый цвет, в отличие от стоящих по сторонам соседей с бело-красным ее декором (костюм жениха еще недавно имел белый цвет у потомков согдийцев - таджиков). Кто же в таком случае три высокопоставленных спутника Вархумана ? Вспомним близкое по времени свидетельство китайской хроники о структуре власти в Самарканде (Кан): “Трое вельмож управляют государственными делами” (Бичурин, 1950, с. 271).

Головной убор правителя Самарканда конца VI - I-ой половины VII вв. известен по китайским источникам. В период господства тюрков это была золотая диадема с 7 драгоценными камнями в сочетании с тюркской прической с косами (последняя, например, была навязана и другому тюркскому вассалу - правителю Турфана Кан Боя около 590 г.) (Бичурин, 1950, с. 271).

Вархуман, вероятно, был изображен и на западной стене , в центре ее, выше фигуры 36, но этот участок не сохранился (однако его присутствие в сцене ясно из сопровождающей надписи). К тому же надо учесть, что у западной стены имелся выступ для трона, на котором, видимо, сидел реальный Вархуман (см.: Альбаум, 1975, с. 12, 20).

Особый интерес представляет фигура согдийского аристократа, ведущего дарственного коня от правителя Чаганиана (южная стена, фигура 11). Он единственный из сохранившихся фигур согдийцев имеет целиком золотой пояс. Этот пояс украшен 2 типами накладок, аналогичным тюркскому персонажу группы 2 (западная стена, фигура 18). Но пряжка у согдийца иной формы - массивная прямоугольная, подобная пряжкам ряда знатных чаганианцев (срав.: западная стена, фигура 4; южная стена, фигуры 9, 10, 14).

Короткий плащ этого персонажа и налобная повязка - красного цвета (2 плаща этого же типа, но других цветов изображены у двух наиболее значимых чаганианских послов: фигура 4 на западной стене и фигура 9 на южной стене). Еще одна важная деталь его костюма - крупные круглые медальоны желтого цвета (парча ?) у плеч. (Л.И. Альбаум принял такой медальон на левом плече за сутлан узды ведомого сзади коня: Альбаум, 1975, рис. 11). Последнее является недоразумением: медальон отличается не только формой но и цветом: все настоящие султанчики конской узды - белые). Подобные круглые медальоны на мужской плечевой одежде появляются в Иране при первых Сасанидах; см., в частности, серебряное блюдо III в.н.э. с портретом шаханшаха из галереи Фрир (Gunter, Jett, 1992, p. 41) и блюдо конца IV в. со сценой охоты царевича Варахрана на кабанов из Эрмитажа. Позже мода на подобные медальоны в мужском костюме высшей знати распространяется по Шелковому пути на восток - до княжеской семьи Кучи (Grünwedel, 1912, fig. 510 и халатов императоров династии Тан.

Юноша с гусями (южная стена, фигура 12) по рангу может быть соотнесен с наиболее значимыми тюрками группы 2: у него, как и у них, короткий жезл в форме буквы “Y” и золотая гривна с каплевидной подвеской (аналогии последней на согдийских изображениях VI-VII вв. см.: Мешкерис, 1989, рис. 112 (а,г), 146; Беленицкий, 1973, рис. на с. 25). К сожалению, детали его ременного наборного пояса почти не видны.

Согдийцев-переводчиков на западной стене объединяет ношение одежд чисто белого цвета, с каймой из полихромного шелка лишь по краю ворота и на обшлагах. Кафтан фигуры 20, изображенной спиной к зрителю, имеет интересную деталь кроя, границы которой переданы контурной линией. Это небольшой “треугольник“ на спинке, примыкающий к вороту (Рис. 3, 10) (многие исследователи неверно определяют его как свисающий капюшон). Впервые этот элемент в костюме иранских народов передан на греко-скифском золотом гребне V-IV вв. до н.э. из кургана Солоха (на этом объемном изображении он совершенно плоский). “Треугольник” известен в мужском костюме многих древних иранских этносов, а для Средней Азии он впервые документирован в I в.н.э. в юэчжийском могильнике Тилля-тепе в Бактрии (Яценко, 1989, с. 255; рис. 7 (3) и 13 (11).

Плечевая одежда переводчиков отличается от более знатных согдийцев на южной стене более узкой узорной каймой полихромного шелка вокруг ворота и отсутствием таковой каймы по краю подола и его боковых разрезов.

У персонажа 7 хорошо видна деталь кроя нераспашной одежды, как короткие разрезы по бокам (наличие которых естественно при подобной длине подола).

Вероятно, оба переводчика носили наборные пояса, но эти участки не сохранились. Вполне уверенно можно говорить это о персонаже 20, так как у него виден край подвешенного к поясу платка.

Большой интерес представляют прически согдийских чиновников не самых высоких рангов. У переводчика (западная стена, фигура 20) прическа очень короткая, с выбритым затылком и без пробора (рис. 3, 1). Подобная мужская прическа изредка встречается на согдийских культовых терракотах (Мешкерис, 1989, с. 292; рис. 186, 1) и документируется для VI-VII вв. и китайскими хрониками (Бичурин, 1950, с. 271, 281). Юноша с гусями (южная стена, фигура 12) носит волосы с прямым пробором, собранные сзади в очень короткую косицу (рис. 3, 2).

Что касается изображенных тканей одежд, то представляется совершенно достоверным сообщение о самаркандцах хроники “Бейши” (Бичурин, 1950, с. 271): “ Одежда из вышитых шелковых тканей, камки и белого полотна”. Даже в XIII в. Чан Чунь документирует у самаркандцев обоих полов господство плечевой одежды из шерстяных тканей белого цвета (Бартольд, 1963, с. 240-241).

Из многочисленных сюжетов представленных в афрасиабском зале шелковых полихромных тканей только у согдийцев (и неоднократно) отмечен основной фон одежды с растительными побегами (южная стена, фигуры 2, 12).

Продолжение смотрите в следующих статьях раздела.