Это продолжение статьи, начало смотрите в предыдущих статьях данного раздела.

(6). Полихромные шелковые сюжетные ткани в костюме различных этносов

Вероятная сасанидская принадлежность большинства из них и особенности их использования чаганианцами и согдийцами отмечались выше.

Существуют ли иные закономерности их распределения у персонажей с росписей Афрасиаба? Прежде всего замечу, что у представителя каждого этноса (согдийцев и чаганианцев) в каждой из сцен (на южной и западной стене) орнамент основного фона таких тканей никогда не повторяется.

Во-вторых, создается впечатление, что использование этих тканей как основного фона плечевой одежды (то есть самых дорогих одежд с ними) зависит не столько от статуса тех или иных лиц, сколько от самого факта их участия (на разных ролях) в том или ином ритуале. Так, у согдийцев такие полихромные ткани отмечены на южной стене только у 4 аристократов на платформе, встречающих свадебный поезд (фигуры 1-4) и у юноши, ведущего дарственных священных птиц чаганианцев - гусей (фигура 12).

У чаганианцев они изображены у всех трех участников предварительного приема в самаркандском дворце (западная стена, фигуры 2-4) и у тех членов свадебной процессии, которые ведут коней с бунчуками (штандартами) (южная стена, фигуры 13-15).

В-третьих, в некоторых случаях можно предполагать особое символическое значение полихромных шелковых тканей с тем или иным конкретным сюжетом. Например, нетрудно заметить, что ткани с изображением крылатого коня образуют основной фон одежды лишь у одного лица - предполагаемого царя Самарканда (южная стена, фигура 3), а у главного тюркского персонажа 36 на западной стене (предполагаемого каганского тудуна) лишь они образуют кайму его одноцветного голубого халата. Ткань с этим сюжетом использована для украшения костюма центральной группы стоящих тюркских чиновников (фигуры 5, 6), встречающих основные посольства из Китая и Чаганиана. На согдийских тканях VII-IX вв. крылатые кони - один из немногих сюжетов, вполне сознательно заимствованных из сасанидского репертуара (срав.: Иерусалимская, 1992, с. 14).

У чаганианцев ткань с крылатым конем украшает ворот одежды пожилого посла на верблюде (южная стена, фигура 9), а у главы свадебной процессии (фигура 13) и у старшей из “знатных дам” мы видим их на конских попонах. Наконец, именно этот сюжет украшает халат загадочного персонажа - единственного из изображенных в зале III и единственного из тюрков, одетого целиком в полихромную ткань (Альбаум, 1975, табл. V).

Возможно, особая роль принадлежала и ткани с Сэнмурвами. Она украшает халат единственного персонажа - главы чаганианского посольства, начальника государственной канцелярии (западная стена, фигура 4). Это сюжет, использовавшийся в одежде сасанидских шаханшахов; в Мощевой Балке на Северном Кавказе VIII-IX вв. Он представлен на халате местного вождя аланов (Иерусалимская, 1992, с. 14).

В следующих статьях сайта - смотрите продолжение.