Это продолжение статьи, начало смотрите в предыдущих статьях данного раздела.

(5). Тюркизация костюма и наборные пояса согдийцев и чаганианцев

Два последних народа до середины VII в. входили в состав единого Тюркского каганата, а затем - в состав Западнотюркского (Он Ок Эли) и его осколков. Влияние тюркской моды (а конкретнее - пяти южных племен Каганата - нушиби) породило сходные явления в мужской одежде на этой территории: распространение определенного типа кожаных сапог, стандартизацию длины подола плечевой одежды, ношение в ряде случаев знатью кос (см. на южной стене фигура 12, на западной стене фигуры 21-23), а также использование поясов с определенными типами накладных бляшек, пряжек и известным набором подвешиваемых к поясам аксессуаров. Есть все основания связать внедрение этих новшеств у ираноязычных подданных Западного каганата с важными административными реформами Тон-ябгу кагана (618-630). (см., например: Кляшторынй, Савинов, 1994, с. 22). В результате их в покоренных областях местная знать получила тюркские титулы и была официально включена в систему управления каганатом; вместе с тем, в эти области были направлены особые высокопоставленные чиновники (тудуны), следившие за сбором дани.

Изображения поясов в зале I оказались в большинстве случаев сильно поврежденными или нечеткими, из-за чего систему декора часто можно восстановить лишь предположительно. Почти все накладки на изображениях Афрасиаба - золотые или позолоченные. (В археологических и эпиграфических памятниках этого времени документируются оба варианта; см.: Добжанский, 1990, с. 78; Беленицкий, Распопова, 1980, с. 214).

Даже беглый взгляд на афрасиабские росписи позволяет отметить некоторую локальную специфику в оформлении интересующей нас серии наборных поясов Западного каганата. Пояса тюркизированных Согда и Чаганиана отличает, прежде всего, сохранение ряда местных черт.

Во-первых, это ношение целиком золотых поясов аристократами-дикханами (у тюрков подобные пояса не использовались). К ним дополнительно крепились накладки тюркских типов. Во-вторых, это использование не характерной для афрасиабских тюрков массивной прямоугольной пряжки.

Даже в тех случаях, когда пояса определенно тюркского облика заимствовались целиком, не исключено, что семантика накладок могла осмысляться подчас иначе, чем у тюрков. К подобному выводу склоняет представленный в афрасиабских росписях комплекс костюма Чаганиана.

Во-первых, чаганианцы с поясным декором, аналогичным тюркской группе чиновников 1 и с декором, характерным для наиболее значимых лиц тюркской группы 2 (западная стена, фигура 18), обычно, в отличие от тюрков, не имеют гривны. Во-вторых, впереди группы чаганианских послов на западной и южной стене шествуют люди, имеющие пояса наиболее влиятельных лиц тюркской группы 2 (западная стена, фигура 4; южная стена, фигура 10); и, наоборот, одно из последних мест в свадебном поезде занимает фигура 14, имеющая пояс с декором наиболее значимой тюркской группы 1.

Показательно также наличие некоторых форм накладок поясов тюркского типа, известных лишь в Согде (Распопова, 1980, рис. 36 (7, 23-24, 32-33), 64 (6-9); с. 95-97).

Семантика раннетюркских наборных поясных бляшек и наконечников тюркского типа до сих пор разработана крайне слабо (Добжанский, 1990, с. 9). Очень часто в отечественной литературе она опирается на выводы, сделанные при анализе пояса жужаней / аваров (см. Laszlo, 1955, s. 16, 55-56; Csallany, 1962/ s. 454-460). Между тем, к подобным параллелям нельзя не отнестись настороженно, так как жужани были злейшими врагами и повелителями тюрков, принадлежали к иному культурному кругу и, видимо, к особой, ныне вымершей языковой группе.

Важно, что в древнетюркской эпиграфике у аристократов с большими личными заслугами перед каганом либо подчеркивается материал накладок пояса (золото), либо называется их количество (Добжанский, 1990, с. 78). Парадный пояс, подаренный китайскому императору в 627 г. западнотюрским каганом Тон-ябгу (Тун Шеху), был обычным для тюрков кожаным (не отмечается его изготовление из золота, что было бы естественным в таких случаях в китайских хрониках); зато он украшен вставками драгоценных камней и “бесчисленным количеством накладок” (Цзюнтаншу, гл. 194 б, 3599 в).

Принято считать, что наконечники свешивающихся с пояса дополнительных ремней, имеющие круглый нижний торец, появляются в сасанидском Иране (Д. Гропп) или принесены тюрками. Однако, новейшие находки на юге Восточной Европы противоречат этому. Самая ранняя серия украшенных эмалью золотых и серебряных наборов с такими наконечниками известна у сарматов I в.н.э. (Косика, Первомайское, Пороги, Цветна) (Симоненко, Лобай, 1991, рис. 11 и 27; Дворниченко, Федоров-Давыдов, 1993, рис. 11 и 20).

Далее - продолжение статьи.