История японского костюма

ХОВАНЧУК Ольга Александровна

ИСТОРИЯ ЯПОНСКОГО КОСТЮМА С ДРЕВНЕЙШИХ ВРЕМЕН ДО СЕРЕДИНЫ ХХ в.

Специальность – Всеобщая история

Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата исторических наук

Владивосток 2006

Работа выполнена на кафедре страноведения Восточного института Дальневосточного государственного университета

Научный руководитель: кандидат исторических наук, профессор Кожевников В.В.

Официальные оппоненты: Лихарев Дмитрий Витальевич, д.и.н., Профессор Кузьменко Наталья Николаевна, к.и.н., директор института Восточной Азии Морского государственного университета
им. адм Г. Невельского

Ведущая организация: Хабаровский государственный педагогический университет

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке Дальневосточного государственного университета по адресу: 690000, г. Владивосток, ул. Мордовцева, 12.


ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ДИССЕРТАЦИИ

Актуальность темы исследования. Культура – многогранное понятие, включающее все материальные и духовные достижения человечества. В западной и восточной цивилизациях различные аспекты духовной культуры народов – религия и обычаи, литература и искусство, наука и общественная мысль и т.п. – влияя друг на друга, развиваются взаимосвязанно (вот почему нельзя рассматривать какой-либо из них обособленно). Эти взаимосвязь и взаимовлияние создавали неповторимую национальную культуру, а ее носители, жители той или иной страны, выражали свое мировоззрение в материальных предметах, и потому мы сегодня можем судить об общих и индивидуальных процессах, происходивших в разных цивилизациях.

Одежда (равнозначное понятие в данной работе – костюм) – часть не только материальной, но и духовной культуры разных народов, вбиравшая их традиции и мировоззрение от самых истоков цивилизации. На эволюцию одежды влияли многие факторы: климат, местные традиции и иностранные заимствования, состояние экономики и технические новшества. Она защищает человека от холода, является составляющей религиозного ритуала, сословно-различающим, этическим, эстетическим элементом и произведением искусства.

Костюм неотделим от общего исторического развития страны, он – продукт и отражение особенностей каждой ее эпохи. На утилитарном уровне одежда соответствовала климату и виду деятельности, на социальном – отражала статус человека в строгой иерархичной системе общества. Вместе с тем издавна присущее человеку стремление выглядеть красиво породило моду, что стала частью духовной культуры. Брюно де Рожель писал: «История моды, это не история одежды. Это история отношений одежды и человека, который ее надевал»1. Поэтому, анализируя костюм разных эпох, необходимо учитывать мировоззрение и эстетические вкусы людей, которые его создавали.

Одежда, выполняющая утилитарные функции, стала одним из видов искусства. В аристократической среде, независимо от пола человека, костюм должен был являть собой образец изысканности и высокого вкуса: росписи и вытканные узоры тканей оценивались наравне с произведениями мастеров живописи и каллиграфии.

Сложилась особая культура праздничного и церемониального платья. Множество эстетических и этических правил, государственных установлений относительно костюма превратили простую бытовую процедуру надевания одежды в индивидуальный творческий акт. В целом же ее формирование тесно переплетается с другими важными историческими процессами в обществе. Одежда в Японии является одной из самых обширных областей бытовой культуры. Изучение японского костюма обусловлено необходимостью более полного представления о культурных, социальных и политических изменениях в истории страны. Так, элементы заимствований в одежде указывают на широкие международные контакты и высокую способность японцев усваивать и перерабатывать полученную информацию. Становление политической системы Японии повлияло на систему рангового и сословного разграничений в использовании различных видов костюма. Государство издавало множество указов, касавшихся одежды, что сказывалось и на формировании эстетических традиций. Внутренняя политика государства, например система заложничества санкинкотай2 (здесь и далее – курсив авт., выделяющий японские термины, относящиеся к одежде), и войны способствовали распространению технологий ткачества: перемещение огромных народных масс в эти периоды обусловило и распространение новой информации. Важную роль в развитии костюма сыграли также ухудшение или улучшение экономического положения, социальные изменения, стихийные бедствия и другие факторы.

Современное состояние и степень изученности проблемы. Литература российских и советских авторов. В российской и советской историографии существует немало работ, посвященных культуре Японии, тема одежды затронута почти в каждой из них, но эти сведения чаще всего отрывочны или второстепенны. На русском языке нет ни одного фундаментального труда, посвященного истории японского костюма.

В советской историографии особенно интересны работы Н.И. Конрада3 и С.А. Арутюнова4. Историческое исследование Н.И. Конрада дает представление о формировании японской культуры с древности до XVI в. С.А Арутюнов пишет как о быте японцев 60–70-х годов ХХ в., так и о закономерностях в развитии и взаимодействии культур Запада и Востока.

Подход к проблеме других исследователей, Л.Д. Гришелевой5 и Н.С. Николаевой6, рассматривающих разные периоды в развитии японской культуры, в целом схож. Анализируя процессы формирования национальной культуры Японии, они описывают изменения в социальных, политических институтах страны, большое внимание уделяя религии и искусству, а также взаимовлиянию западной и японской культур. Авторы частично затрагивают и тему костюма, однако она – лишь дополнение к общей картине культурного процесса.

Описание обрядов, в которых определяющую роль играла одежда, дают С.Б. Маркарьян и Э.В. Молодякова7, а Л.А Пронников и И.Д. Ладанов8 в своей страноведческой работе подробно излагают традиционные аспекты культуры и быта японцев.

Две книги, «Китайский костюм» Л. Сычева и В. Сычева9 и «История костюма» М.Н. Мерцаловой10, напрямую не связаны с японской одеждой, но исключительно интересны и полезны. Сычевы не только рассматривают историю китайского костюма, но большое внимание уделяют его символике, социальной роли, тому, какое отражение он получил в литературе и искусстве. Книга М.Н. Мерцаловой не только позволяет проследить и понять закономерные процессы, происходящие в истории европейского костюма в целом, но и провести параллели с его заимствованными формами, появившимися в Японии в результате контактов с иностранцами.

Предваряя представление литературы западных и японских авторов, следует оговорить, что они использовали различные подходы: проблемный (Алан Кеннеди, Мотои Тикара, Маруяма Нобухико), проблемно-хронологический (Лиза Долби, Хелен Бентон Миних, Хигути Киёюки) и др.

Западная литература. Чаще всего к истории японского костюма обращались зарубежные авторы. Лиза Долби11, единственная гейша-иностранка, написала несколько работ, в которых большое внимание уделяется культуре костюма. Она дает краткий исторический обзор его развития в Японии, подробно останавливаясь на периоде с середины XIX в. до настоящего времени. Алан Кеннеди12 описывает одежды эпохи Эдо (XVII–середина XIX в.) и обращается к одежде горожан, костюмам буддийских священников и театра Но как к вещам, в которых наиболее ярко проявились изменения в обществе соответствующего периода. В работе Хелен Бентон Миних13 прослеживается история японского костюма до начала XX в. Она обращается как к истории появления различных форм костюма, так и к происхождению и развитию технологий производства тканей. Рут Шейвер14, представляя в своей книге становление театра Кабуки, подробно описывает сценические костюмы. Работы Дж. Б. Сэнсома15 и других авторов16 дают представление об особенностях духовной культуры Японии.

В целом англоязычным авторам свойственен комплексный подход к проблеме. Они не замыкаются в рамках одного аспекта материальной культуры и анализируют взаимовлияние ее разных сторон. Особенно важными, на наш взгляд, являются сравнения истории японского и западного костюма.

Литература на японском языке. Ее можно разделить на три группы: описательную, в хронологическом порядке представляющую эволюцию японского костюма или отдельных его частей; историко-социальную, в которой костюм рассматривается в связи с социальными процессами, происходящими в стране в различные эпохи; культурологического характера, когда костюм рассматривается как часть эстетической культуры. Большой интерес представляет также литература справочного характера: словари, иллюстрированные атласы по истории костюма разных периодов, в которых кратко излагаются исторические сведения об отдельных частях и аксессуарах костюма, технологиях и дизайне.17

К первой группе можно отнести наибольшее количество работ японских авторов: Мотои Ткара, Такацукаса Кумико18, Такэгути Дзюнко, Маруяма Нобухико, Окамура Китиэмон и др.

Мотои Тикара19 в «Истории японского костюма» рассматривает одежду (как историческое явление) во временном плане и (как явление, обусловленное климатом) – в пространственном аспекте, подробно описывая самые распространенные технологии, характерные для одежды разных слоев общества. Хронологические периоды японской истории принято называть Нара, Хэйан и т.д., но Мотои, определяя в каждой эпохе основной тип костюма, дает его название всему периоду. Таким образом, его хронология представляет собой схему развития костюма. Кроме того, эпоху характеризует не только какой-либо вид одежды, но и определенная технология. Так, вторую половину периода Эдо (XVIII– начало XIX в.) он определяет как время резервированного окрашивания (юдзэн-дзомэ)20, а период Момояма (1573–1603) «проходит» под знаком костюма театра Но, ярко отражающего расцвет искусств конца XVI в. Мотои считает, что история костюма и технологий неразрывно связана с историей общества, однако он не дает глубокого анализа этого влияния.

Ёсикава Кампо21 и Кирихата Кэн22 посвятили свои исследования истории женской одежды. Благодаря их работам были восстановлены многие виды костюма женщин разных сословий.
Очень интересна работа Маруяма Нобухико23 о военном костюме, который кратко описывает историю всех видов одежды военного сословия, включая доспехи. Он единственный из всех авторов, кто заостряет внимание на тенденции повышения статуса повседневного костюма, свойственной его истории.

В целом описательная, работа Сасама Ёсихико24 по истории доспехов в Японии дает материал и о развитии эстетики военного костюма.

Работа Окамура Китиэмон 25 посвящена костюму народа айну, который с древности проживал на территории японских островов. На заре истории предки японцев многое почерпнули из культуры айну, например, технологии обработки кожи и растительных волокон. Однако впоследствии айну были оттеснены в самые северные районы страны и их развитие шло очень медленно. Окамура особое внимание уделил сходству некоторых обычаев японцев и айну (в частности, особое отношение к белому и голубому цветам, которые считались священными).
Такэгути Дзюнко26 исследует в своей книге историю текстильных технологий от получения волокна до росписи тканей. Она рассматривает региональные особенности распространения тех или иных технических приемов, пути их проникновения в Японию.

Во вторую группу входят работы Такэда Сатико, Хигути Киёюки и Яманака Норио, уделяющих особое внимание анализу факторов, повлиявших на формирование японского костюма.
Исследования Такэда Сатико27 посвящены древней истории японского костюма и происхождению основных форм одежды – штанов, юбки и халата. Такэда проводит глубокий анализ древних документов и хроник, произведений литературы и искусства, и на их основе делает свои заключения об исторической ситуации в стране и феноменах древней японской культуры. В её работах отражен и процесс перехода Японии от традиционной одежды к европейской. Она анализирует влияние на развитие японской одежды представлений японцев относительно пола человека и его тела. Немалую роль в формировании нового мировоззрения в период Мэйдзи (1868–1912) Такэда Сатико отводит европейскому костюму.

В работах Хигути Киёюки28 история японского костюма рассмотрена наиболее полно. Он обращает внимание на влияние социального фактора в одежде, останавливаясь как на исторических, социальных общественных явлениях, нашедших отражение в костюме, так и на его конкретных деталях, описывая историю их появления и особенности. Однако он, на наш взгляд недостаточно, пишет о моде, эстетическом мировоззрении японцев разных эпох, о декоре и технологиях. Статья Хигути из сборника «Кимоно и орнамент» посвящена не эволюции костюма как такового, а изменениям в восприятии одежды японцами, и влиянию этих изменений на манеру носить одежду. Автор прослеживает, как менялся со временем ответ на вопрос «Что такое красиво одетый человек?».

Яманака Норио29 в книге «Костюм и духовная культура Японии» излагает свою теорию относительно уникальности японской национальной одежды – Со:до: – «Путь костюма» (сравните Ка-до: – Путь цветка, т.е. искусство икэбана, Будо: – Путь воина). Кимоно в ней выступает как одно из средств достижения гармонии в мире. Соблюдение правил надевания кимоно способствует повышению духовности и нравственности. Сезонность, отраженная в цвете и орнаменте, позволяет человеку почувствовать гармонию и единение с природой. Кимоно плотно оборачивает тело сверху донизу, воспитывая смирение, в то же время подчеркивая мужественность и достоинство мужчины, женственность и хрупкость женщины, а повязывание пояса, что издревле был охранителем души, символизирует чувство любви. Кроме того, кимоно всегда складывают только определенным образом – это приучает человека следовать ритуалу и обычаям общества. Яманака Норио, рассматривая историю японского костюма сквозь призму своей теории, говорит о том, что обычаи, связанные с кимоно, – средство воспитания молодежи, т.к. национальная одежда хранит в себе дух предков.

Третья группа исследований культурологического характера представлена следующими авторами: Ватанабэ Сосю, Каваками Сигэки, Нагасаки Ивао.

Ватанабэ Сосю30 посвятил свои работы истории орнаментов и эстетическому развитию одежды. В книге «Орнаменты Дальнего Востока» он описывает символику и традиции в орнаментике не только стран Дальнего Востока, но Египта и Индии, прослеживая, как по Великому шелковому пути традиции Ближнего Востока и Междуречья проникали в Китай и Японию, в какой степени в различных регионах проходило взаимовлияние культур. Ватанабэ, исследуя историю костюма с точки зрения развития эстетических принципов, подробно рассматривает эволюцию орнамента, зарождение традиционного стиля одежды, влияние на японский декор китайских традиций, которые проникали в Японию как в чистом виде, так и в корейской интерпретации. Он останавливается на китайской буддийской орнаментике и ее прочтении в японской интерпретации.

Каваками Сигэки31 в книге из серии «Японские ткани и росписи» описывает историю развития вышивки, ее роль в декоре одежды. Выбор такой узкой темы Каваками объясняет тем, что вышивка была самой древней техникой создания орнамента одежды с тех пор, как появились игла и нить. Она была и незаменимым приемом, используемым в декоре костюма, и своеобразным графическим искусством (на священных буддийских изображений). Статьи Каваками о вышивке и Нагасаки Ивао об искусстве цветного ткачества демонстрируют, насколько важными были эти искусства в истории японской одежды.

Цели и задачи исследования. Автор ставит перед собой цель исследовать зарождение, становление и эволюцию японской традиционной одежды и техники производства тканей; проанализировать эстетические принципы формирования японского костюма на протяжении истории; раскрыть роль традиций и обрядов, связанных с одеждой. Достижение цели реализовано через решение следующих задач.

1. Выделить основные виды костюма, появившиеся на территории Японии и заимствованные у других народов, и проследить их эволюцию с III в. до н.э. до конца XII в.

2. Проанализировать государственную политику в отношении одежды и изменение взглядов общества на костюм под влиянием этой политики.

3. Проследить влияние народной и аристократической культуры на формирование самурайской культуры.

4. Исследовать систему верований и обрядов, связанных с одеждой.

5. Выявить социально-экономические предпосылки развития технологии производства тканей.

6. Проанализировать роль заимствований из восточной и западной культуры в японском костюме.

7. Систематизировать виды традиционной японской одежды.

Объектом диссертационного исследования является история культуры японского национального костюма с древнейших времен до 1940-х годов. Объект исследования включает все многообразие процессов культурно-исторического развития, в котором костюм и технологии его изготовления играют существенную роль.
Предмет исследования – генезис и развитие японской одежды до времени, когда традиционный японский костюм приобрел устойчивую и единую для всей страны форму. Предмет включает совокупность утилитарных, духовных и социальных аспектов формирования костюма.

Хронологические рамки и периодизация. История японского костюма тесно связана с общественно-политическим и экономическим развитием общества. Процесс формирования японского костюма можно разделить на пять основных периодов.

Первый: с древности до XII в. Это период появления основных форм одежды и формирования на их основе аристократического костюма.

Второй: с XIII до середины XVI в. (процесс формирования самостоятельной культуры военного сословия до проникновения в Японию европейцев).

Третий: с середины XVI до середины XIX в. (включает короткий период контактов с иностранцами и эпоху изоляции Японии).

Четвертый: с середины XIX в. до 1940-х годов (процесс распространения в Японии европейского костюма).

Пятый: с 40-х годов ХХ в. до наших дней. Этот период характеризуется выходом Японии на рынок производителей европейской одежды.

Работа охватывает четыре первых периода: выбор обусловлен тем, что ансамбль японского костюма, который принято считать национальным, сложился именно к 40-м годам ХХ в. Дальнейшее развитие одежды в Японии стало частью общемировой истории костюма.

Структура диссертации организована по проблемно-хронологическому принципу и отражает указанный хронологический порядок. Работа состоит из введения, четырех глав, заключения и приложений.

Теоретико-методологическая основа исследования. В своей работе диссертант стремился следовать принципу историзма, предполагающему рассмотрение любых общественных и культурных явлений в динамике их закономерного и непрерывного развития в конкретных исторических условиях. В качестве методологической базы взята концепция стадиально-цивилизационного подхода к истории человечества, основные положения которой разработаны в трудах А. Тойнби32, О. Шпенглера33 и других зарубежных и отечественных историков. В той или иной степени их взгляды разделяют современные российские ученые, например В.Г. Федотова34. В рамках данной концепции история человечества трактуется как эволюционный процесс взаимодействия цивилизаций, а нации и государства являют собой исторически преходящие формы цивилизационного развития. Особенности каждого региона придают каждому из этапов характерные черты. Контакты Японии с соседними цивилизациями были непостоянными и односторонними – новые знания попадали на Японские острова лишь периодически, волнообразно, движения в обратном направлении практически не наблюдалось. Вот почему в Японии сформировалась особая этнокультурная традиция, которая характеризуется внутренней замкнутостью, самодостаточностью и устойчивостью. Каждому историческому периоду соответствовала определенная система официальных и общепринятых правил, касающихся одежды и наиболее типичных технологий изготовления тканей.

Описание источников. В работе использованы письменные источники в переводе на русский язык: законодательные акты, литературные произведения и публицистика. В сборниках мифов35, средневековой прозе, поэзии, дневниках аристократии и документах содержится большое количество сведений, касающихся обрядов и традиций, связанных с одеждой, поэтому автор считает уместным отнести данные произведения в разряд источников.

Писатели часто описывали одежду своих героев, моду и нравы разных эпох. Средневековая проза придворных фрейлин Мурасаки Сикибу36 и Сэй Сёнагон37, стихи из поэтических антологий Манъёсю38 и Кокинвакасю39 дают фактический материал о видах костюма средневековой аристократии, а также о многочисленных верованиях, связанных с одеждой. В литературных произведениях о войнах и знаменитых сражениях40 присутствуют описания военного костюма и быта самурайства.

Интересны повести Ихара Сайкаку41, который в мельчайших подробностях отображал костюмы и модные тенденции современного ему общества. В воспоминаниях Исибаси Тандзана42 имеются сведения об отдельных видах костюма конца XIX в. Здесь же наиболее полно описана одежда студенчества рубежа XIX–XX вв. Хасэгава Сигурэ43 рассматривает кимоно сквозь призму повседневной жизни. Описывая разные бытовые ситуации, он говорит о том, какую роль в них играет одежда. В некоторых главах Хасэгава уделяет большее внимание историческим фактам, анализирует классические литературные произведения, поэзию. В 1939 г., когда книга вышла в свет, ее автор мог лично наблюдать культуру кимоно, которая в то время еще не была вытеснена европейским костюмом.

В качестве материальных источников использованы гравюры, репродукции настенных росписей, свитков, картин, ширм с изображениями костюмов, а также атласы фотографий воссозданных видов одежды прошлых эпох, образцы тканей и костюмов начала ХХ в.44

Научная новизна. В диссертации впервые в отечественной науке предпринимается попытка проанализировать развитие японской одежды за длительный исторический период. Большинство аспектов этой темы были лишь кратко описаны или никогда не рассматривались. Так, проблема происхождения японского костюма и формирования костюма синтоиского и буддийского духовенства находит отражение только в работах зарубежных авторов, а развитие технологий производства тканей представлено лишь отрывочными сведениями.

В диссертации впервые на основе широкого фактологического материала дается описание основ формирования культуры одежды в Японии, эстетического мировоззрения японцев и исторический экскурс развития отраслей экономики, связанных с производством одежды.

Теоретическая значимость. Впервые дается анализ синкретических процессов в формировании японского костюма, прослеживается влияние политических и религиозных факторов на оформление внешнего вида одежды и эстетические воззрения японцев. Результаты и выводы исследования представляют интерес как с точки зрения общей теории культуры, так и истории костюма стран Востока.

Практическая значимость. Исследование имеет как фундаментальное, так и прикладное значение. Работа вводит в научный оборот новые фактологические материалы по истории культуры и общества Японии, что могут служить основой для последующих, более глубоких, исследований. Результаты исследования дополняют знания по истории японской культуры и могут быть использованы в научной и педагогической практике.

Знания, связанные с костюмом, дают информацию об особенностях национального характера и правилах поведения японцев, необходимую госслужащим, бизнесменам, студентам, чья работа или учеба связана с Японией. На основе данного исследования могут быть разработаны рекомендации правил поведения и одежды для русских граждан, ищущих работу в японских компаниях, а также для туристов.

В эпоху глобализации интерес к самобытным проявлениям культуры только обостряется, знания же об истории одежды соседней страны востребованы в самых различных слоях общества: в процессе проведения данного исследования был составлен курс популярных лекций о национальном костюме как одной из важнейших частей культуры Японии, опробованный в городах Владивосток, Находка, Арсеньев (доступен на сайте общества «Россия-Япония»).

Положения, выносимые на защиту

1. Японский костюм сложился на основе заимствованных форм, однако в процессе его дальнейшего развития появилась самобытная культура японской одежды, включавшая систему государственных кодексов, комплекс народных верований, стройную систему эстетических взглядов и широкую технологическую базу.

2. Развитие японской одежды проходило по тем же этапам и законам, что и у других народов. Однако в Японии эти этапы имели свои региональные особенности.

3. Одна из специфических черт в истории японского костюма – одежда разных сословий испытывала сильное взаимовлияние (в других культурах развитие костюма знати и народа почти не пересекалось).

4. Государство оказывало существенное влияние на костюм в Японии. Активная законодательная деятельность в отношении одежды демонстрирует ее значимость в системе общественных отношений.

5. Кимоно, которое принято считать традиционным национальным костюмом японцев, являлось повседневной одеждой всех сословий и окончательно сформировалось лишь на рубеже XIX–XX вв.

Апробация результатов исследования. Основные положения и выводы проведенного диссертационного исследования отражены в пяти научных публикациях общим объемом 2,9 п. л., в том числе в реферируемых журналах (3 статьи).

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении дается общая характеристика работы. Обосновывается актуальность выбранной темы и новизна результатов исследования, их практическая значимость. Определяются цели, задачи и методы исследования, его хронологические рамки, содержится краткий историографический обзор литературы и источников, использованных автором.

Первая глава посвящена периоду с древних времен до XII в. В результате становления ранней государственности и активных контактов с материком в Японии появились придворный костюм и связанный с ним регламент, а также некоторые технологии производства тканей. Процесс адаптации и преобразования заимствованных форм костюма, проходивший в течение нескольких веков, составляет основное содержание главы.

Изначально примитивные форма и конструкция японского костюма были далеки от современной. В процессе развития одежда испытывала влияние многих факторов: климата, местных традиций и иностранных заимствований, технических новшеств и быта.

Благодаря контактам с соседними государствами – Кореей, Китаем, Бохаем, Индонезией в Японии появлялись новые ткани и виды одежды. Заимствования стали базой для творчества: никогда не оставаясь в первозданном виде, они изменялись и затем входили в традицию. Огромный пласт материковой культуры, перенесенный в Японию, трансформировался под влиянием древних японских традиций, верований, эстетических представлений, а также местного быта и климата. В результате этого синтеза появилась своеобразная национальная культура костюма.
В период Дзёмон и Яёй в основном развивались технологии получения сырья для ткачества и окрашивания готовых тканей. Большинство технологических процессов были завезены из близлежащих территорий Южной и Восточной Азии. Плетение, вязание и отбеливание заимствованы с островов Тихого океана и из ЮВА, а контакты с Китаем дали Японии не только поливное рисоводство, но и ткацкий станок с челноком. Что касается технологий окрашивания тканей, то они появились в основном на Японских островах. Изначально окрашивание выполняло не столько декоративную функцию, сколько охранительную, т.к. в качестве красителей использовали лекарственные растения, которые наделялись магическими свойствами, поэтому полученный из них цвет приобретал особое значение.

Спецификой тканей полотняного переплетения объясняется появление кроя по прямым линиям, который остался неизменным на протяжении всей истории японского костюма (причина такого постоянства неизвестна). Прямой крой стал первой из основ традиционной японской одежды и отчасти обусловил появление многослойности в одежде периода Хэйан.

В III в. контакты с корейскими государствами Пэкче и Силла и переселенцы из них дали Японии штаны хакама и юбку мо. Эти виды одежды видоизменялись со временем, но постоянно присутствовали в обиходе всех слоев общества как часть парадного костюма. Корейские и китайские заимствования, которые проникали в Японию как в чистом виде, так и в корейской интерпретации, повлияли на дальнейший ход развития одежды: она разделилась на мужскую и женскую, светскую и народную. Заимствованные формы костюма, а также шелковые и парчовые ткани стали привилегией правящей верхушки.

В IV–V вв. начал формироваться комплекс верований, связанный с отдельными частями костюма. Эти верования косвенно упоминаются в фольклоре и ранней поэзии.

Со второй волной заимствований из Китая во времена правления принца Сётоку Тайси в Японии был введен строгий регламент в одежде. Кодекс Тайхо рицурё стал важным документом в истории костюма, т.к. в нем впервые детально описывался костюм всех слоев общества. Большее внимание уделялось одежде аристократии, чиновников и военных, относительно народной одежды устанавливались многочисленные ограничения, на их основе можно составить лишь общую картину народного костюма. В VI–VII вв. начали закладываться основы класса военных, с этого времени они имели собственный костюм и исключительное право на ношение оружия.

После появления китайских придворных одеяний в период Нара корейские заимствованные формы одежды перестали быть элементом престижа и перешли в обиход более низких слоев общества. Вместе с китайским костюмом было заимствовано и китайское понимание эстетики: красивым считалось то, что облагорожено человеком, что было правильным, упорядоченным. Отсюда и исключительная лояльность к регламенту в одежде. Формула «соответствующий правилам костюм – красивый костюм» стала определяющей в мировоззрении японцев.

Земельные системы хандэн и сёэн стимулировали развитие технологий, т.к. крестьяне могли платить налоги тканями и красителями, а феодалы, в свою очередь, поставляли продукты ремесла, т.е. те же ткани и красители, ко двору. Интересен тот факт, что технологии и формы костюма развивались неравномерно и не одновременно.

Междоусобные войны в Корее и Китае VII–VIII вв. затрудняли контакты с материком. После переноса столицы из Нара в Киото высшее сословие создало свой особый дворцовый мир, оказавшись оторванным от народа. Эта социальная и культурная замкнутость не могла не иметь определенных последствий. Такое положение вызвало стремление правящей верхушки к утверждению национального начала (здесь особая роль принадлежала служилому дворянству, которое было ближе к народу). В период Хэйан (794–1192) впервые появился термин кокуфу – «японский стиль» (в противовес китайскому). Переход к японскому стилю выразился в чрезмерной многослойности одежды, что было вызвано несколькими факторами: синтоискими обычаями, высоким положением аристократии, упадок которой был уже близок, и творческим поиском национальных эстетических принципов. На основе буддизма формировалась символика орнаментов, на основе синто – символика цвета, сезонность цвета и дизайна, а также комплекс обычаев и обрядов, связанных с одеждой.

Мужской и женский костюмы состояли из большого числа деталей, однако к XI в. они сильно упрощаются. Итогом периода Хэйан стало появление прототипа национального костюма – халата косодэ с узкими рукавами. Крестьяне использовали его как верхнюю одежду, а аристократы – как нижнее платье.

Обращение аристократии к национальному стилю в одежде произошло в результате того, что ее заимствованные формы, широко распространившись во всех слоях общества, утратили элемент престижности. Эта тенденция возвращения национальных традиций является закономерной для истории костюма в целом.

Во второй главе рассмотрены особенности развития костюма с XIII по XVI в. включительно, описаны характерные и широко распространенные формы военного костюма и технологии, предназначенные для изготовления одежды самурайства. Возвышение воинского сословия в конце XII в. кардинально сказалось на истории японского костюма. Военные создали новые виды одежды, которые отличались от придворного аристократического платья и являлись особым знаком самурайства. Однако верхушка военного сословия с течением времени все более стремилась подражать аристократии: в XVI в. начался процесс активного взаимовлияния традиций двух сословий.

Переход власти от аристократии к военным и возникновение института сёгуната обусловили выход на первый план военного костюма, одного из основных атрибутов класса самураев. В истории военного костюма сложилась особая эстетика самурайских доспехов, в которой воплотились эстетические принципы и регламентированность хэйанской эпохи. Благодаря военному костюму появилось много новых элементов одежды: носки таби, кофта хаори, пояс-шнур, перчатки и т.д. Междоусобные войны увеличили информационный обмен между различными частями страны, который обусловил совершенствование старых и изобретение новых технологий производства тканей и их окрашивания, а также распространение по всей стране видов одежды, которую носили в различных районах.

Менялась и одежда придворных чиновников, но эти перемены не были существенны, их общую тенденцию можно определить как стремление к упрощенности. В эту эпоху появился новый эстетический принцип: видеть прекрасное даже в самом невзрачном, восхищаться красотой души вещи, а не только ее внешним видом. Упадок аристократии, в страхе ожидавшей конца света, предсказанного в буддийских книгах, привел к тому, что высшее сословие перестало уделять должное внимание костюму – и в этом выразились пессимизм и отсутствие надежд на будущее.
С установлением власти самураев в Японии началась активная демократизация культуры. Класс военных феодалов, основная часть которого вышла из народной среды, привнес в традиционную аристократическую эстетику динамизм и энергию народной культуры. Женщины военного сословия создали новый тип костюма, который сложился в результате длительного естественного отбора, под влиянием климата и социальных установок. Жизненность костюма основывалась на его универсальности. Стремительно развивался мужской костюм, в котором также стало преобладать традиционное начало.

Тенденция повышения статуса одежды от повседневной до официальной наиболее четко прослеживалась в период военного правления до XVII в., этот процесс, хотя и более медленный (т.к. аристократия соблюдала регламент), имел место и в эпоху Хэйан. За 3 века (IX–XI вв.) повседневный женский пятислойный костюм заменил 12-тислойные одежды; утратил многие детали и официальный парадный мужской костюм, приблизившись к будничной одежде. Официальный костюм самурайства только в XIV в. менялся дважды.

Третья глава посвящена развитию городской культуры и формированию новых эстетических принципов горожан в XVII–XIX вв., когда страной управляли сёгуны рода Токугава. Отличительной чертой этого периода стало широкое распространение во всех сословиях одежды горожан. В свою очередь военное сословие постепенно растворялось среди городского населения, и последнее переняло практически все виды повседневного костюма самурайства.

Зарождение городской культуры повлияло на появление нового эстетического восприятия костюма. На основе известных художественных и технологических приемов народ стал разрабатывать свои собственные эстетические принципы. Творческий потенциал нашел выход в новых сочетаниях цветов и орнаментов, которые наполнились символическим содержанием, сохранив, тем не менее, привнесенную из народной эстетики стилизованность узоров и яркость цвета. Впервые появилась мода в широком смысле слова.

К XVII в. общая тенденция упрощения костюма привела к тому, что халат с узкими рукавами стал основным видом как женской, так и мужской одежды. Новое время стало эпохой косодэ – мода развивалась, сделав его своим главным объектом. Простота конструкции косодэ компенсировалась многообразием декора и технологических методов создания орнамента. Постоянные контакты с Китаем и кратковременные – с европейскими странами повлияли на декоративную сторону костюма. Заимствований форм европейской одежды не было, но японцы переняли многие технологии текстильного производства. Мода на заморские вещи, охватившая всю страну, сохранялась и после закрытия Японии. Расцвет городской культуры значительно ослабил влияние регламента на одежду. Дальнейшее развитие орнаментов определялось дзэнской философией и эстетикой.

В начале XVII в. косодэ стали рассматривать как полотно для картины: впервые появилась единая законченная композиция на всей поверхности костюма. В новом типе дизайна отразилось светское восприятие жизни горожанами. Лаконичность и стилизованность новшества – непропорционального орнамента – напоминали о преемственности традиций прошлого. Появившаяся в это время асимметрия стала основой дальнейшего развития дизайна традиционного японского костюма. Молодежь ввела понятие стиля в одежде.

Аристократия, впервые обратившись к городскому костюму, использовала его для создания нового светского стиля, который вобрал в себя ее традиции и энергию молодого поколения. Стремление следовать моде, охватившее все слои общества, породило новый взгляд на процесс изготовления одежды: изначальные отношения «заказчик – художник», когда клиент приходил к мастеру со своей идеей и тот воплощал ее в жизнь, в XVII в. сменились на «художник – заказчик», когда мастера текстиля, выпуская большим тиражом книги орнаментов, предлагали свои идеи, тем самым привлекая клиентов. Книги орнаментов, ставшие своего рода средством массовой информации, формировали вкусы людей, их отношение к одежде, эстетическое мировоззрение.
По мере того как горожане становились все более экономически независимы, появился новый стиль периодов Камбун (1661–1672) и Гэнроку (1680–1709), где смелый дизайн и богатство отделки косодэ выражали эстетические взгляды нового сословия горожан, их душевный настрой в эпоху свободы и процветания. Костюм стал произведением высокого искусства, а стремившиеся к красоте люди привносили в моду новые веяния.

Главный культурный центр Японии, Киото, постепенно терял свои позиции. Эдо, новая столица, противопоставляя себя Киото, вырабатывала новые эстетические традиции, на которые сильное влияние оказали ограничительные указы сёгуната. Основными критериями эстетизма стали элегантность и изысканность: скромный орнамент, скромная косметика – на первый план «выходил» сам человек. Новые представления об элегантности породили ансамбль кимоно, состоящий из нескольких косодэ, подвязанных поясом. Знакомство с европейским костюмом способствовало появлению нового представления о пропорциях в женском костюме: пояс стали повязывать выше талии, что придавало фигуре стройность.

Основой мужского костюма тоже был косодэ, вместе с которым в официальных случаях надевали штаны хакама и кофту хаори. В мужском костюме всегда использовали те же цвета, что и в женском. Он был лишь немного сдержаннее в орнаментах и цветовых сочетаниях. Так к середине XIX в. одежда по всей стране приняла единые формы.

В четвертой главе затронуты проблемы сохранения и систематизации традиционной одежды японцев, связанные с проникновением европейцев в середине XIX в. и политикой модернизации, проводимой в период Мэйдзи (1868–1912).

В эпоху Мэйдзи, после двух столетий политики изоляции, японцы были вынуждены приспосабливаться к новым условиям жизни в открытом для мира обществе. Япония пыталась влиться в мировое сообщество, перенимая культурные и технические новшества Запада, и костюм как повседневная часть быта не мог не испытывать влияние перемен. Хотя контакты с европейцами начались еще в XVI в. и внесли изменения в культуру костюма, японцы осознали национальную самобытность своей одежды только в эпоху Мэйдзи. В это время появился термин вафуку – «японская одежда». К концу XIX в. в общих чертах сформировался ансамбль кимоно, который известен всему миру как японский традиционный костюм.

В первые десятилетия Мэйдзи (1868–1883) правительством была объявлена политика буммэй кайка – «цивилизованность и просвещение». В этот период все атрибуты западной цивилизации, в том числе и одежда, стали символом приобщенности к передовой цивилизации и образованности. Предметы японского и западного гардероба смешивались, порой рождая причудливые сочетания. Кимоно в числе других пережитков «старой» культуры было отброшено за ненадобностью.

Однако с начала 1890-х годов, после более тщательного знакомства японских политиков и просветителей с американской и европейской культурой, в обществе наметилась тенденция к возвращению и сохранению некоторых японских традиций как основных элементов самоидентификации и национальной гордости. В конце эпохи Мэйдзи четко прослеживались две тенденции, зародившиеся ранее: европейский костюм для работы – японский для отдыха, и европейский костюм для мужчин – японский для женщин. Женщины средних сословий в течение последних лет XIX в. унифицировали традиционный костюм, и он в целом приобрел стандартную форму, однако в то время кимоно еще не превратилось в застывший ансамбль, которым оно является сейчас.
Государственная политика популяризации национальной культуры активно продолжалась и после периода Мэйдзи. Горожане не только сохранили традиционное кимоно, но и адаптировали его к изменившимся условиям жизни. Процесс шел естественно, без ломки эстетических принципов, поэтому измененный ансамбль оказался жизнеспособным – он смог возродиться после Второй мировой войны.

Агрессивная политика Японии перед Второй мировой войной негативно сказалась на развитии национального костюма. В стране был введен режим строгой экономии, все силы были направлены на развитие военных отраслей промышленности. К концу 1930-х годов по заказу государства были разработаны несколько типов одежды для женщин и мужчин, студенческая и школьная формы. С помощью однотипного костюма правящие круги пытались объединить нацию. Этот ансамбль, хотя был некрасив и практически полностью потерял национальную самобытность, стал символом патриотизма.

Заключение содержит основные выводы диссертации.

В истории японского костюма происходили как общие процессы, характерные для других культур, так и специфические. Особое отношение государства к одежде и связанная с этим законодательная деятельность, формирование эстетических взглядов и появление моды находят аналогии в других культурах.

Костюм стал отражением эпохи. Каждая политическая и социальная ситуация в Японии влияла и на внешний вид одежды. Правительство, стремившееся сохранить свое положение, и влиятельные слои общества, пытавшиеся получить власть и привилегии, вносили изменения не только в политическое устройство государства, но и в быт. Например, тенденция возврата к национальным культурным корням XI в. и стремление клана Фудзивара в эпоху Хэйан во что бы то ни стало получить влияние при императоре через матримональные связи привели к появлению многослойного костюма, который строился на традиционных основах кроя и эстетики. Войны XV–XVI вв. между военными кланами требовали, чтобы костюм отражал принадлежность к тому или иному воинству, в результате появилась одежда с очень крупными гербовыми изображениями. По мере того как устанавливался мир в стране, размеры гербовых эмблем уменьшались.
Человеку свойственен интерес к «другому», «чужому» для развития «своего» – у японцев этот интерес оформился как черта национального характера. Они выработали способность воспринимать и перерабатывать полученную информацию так, что результаты этой переработки приобретали национальную самобытность.

Эта способность сформировалась отчасти под влиянием изолированного положения страны. Контакты Японии с иностранными культурами были не частыми, поэтому любое новшество, попадавшее в страну, перенималось сразу же, и лишь потом происходило осмысление нового. Когда заимствования были кардинальными и сопровождались ломкой традиционных устоев, то вызывали негативную реакцию: такого рода процессы в основном происходили в случае внедрения новшеств сверху, путем законодательной деятельности – и тогда социальное равновесие восстанавливалось сложно и долго. Когда новшество возникало в народной среде, то процесс его распространения шел быстро, зачастую достигая самых высоких слоев общества. Государство в свою очередь пыталось контролировать поток этого нового, исходившего снизу. Отличительной особенностью восприятия японцами китайского костюма было то, что комплекс придворной одежды и законов о ней был заимствован одновременно.

Верность традициям, присущая большинству культур стран Дальнего Востока, обусловила неравномерность периодов распространения тех или иных форм костюма. Противостояние закона и моды всегда прослеживалось в истории одежды, и не только японской. Наряду со стойким осознанием необходимости соблюдать правила, всегда существовало стремление к самовыражению и новаторству. Закон был способен создать систему, но не мог ограничить поток творчества и привносимые им новшества. Пока власть была сильной, государство пыталось как можно дольше сохранить существующий порядок, но в период кризиса власти рождались и находили свое воплощение новые идеи, скованные ранее рамками правил. В такие моменты одежда менялась очень быстро – до тех пор, пока новая власть не устанавливала жесткий контроль. Именно поэтому мода в Японии вышла на первый план очень поздно. Между народом и государством шел постоянный диалог в виде появления модных тенденций и реакции на них законов.

Японский костюм испытывал влияние как восточной, так и западной культуры, однако характер этого влияния был различным. Одежда дальневосточных стран стала основой для формирования традиционного японского костюма. Контакты с Западом до середины XIX в. были редкими, поступавшая информация слишком сильно отличалась от знаний и мировоззрения восточного общества, поэтому в период нового времени влияние европейского платья на японский костюм было минимальным. Японцы не смогли соотнести новые виды одежды и ее аксессуаров с хорошо им известными, поэтому некоторые заимствования не получили широкого распространения и были забыты. Развитие же технологий, наоборот, получило мощный импульс, а после открытия страны в 1854 г. началось создание массового промышленного производства. Во второй половине XIX в. отношения с западными державами были гораздо теснее. Японцы пытались приспособиться к новым условиям: в стране шел одновременный процесс формирования национального самосознания и изучения европейских ценностей, в том числе и эстетических. Традиционный костюм трансформировался без ломки национальных основ, «облагораживался» с учетом изменившихся условий жизни и некоторых западноевропейских эстетических взглядов и модных веяний.

Одежда стала одним из основных объектов, описанных в различных видах текстовой культуры: государственных законах, литературе. Система указов и кодексов сформировала в японцах особое восприятие одежды как регулятора необходимого социального баланса. Для высших кругов это был способ поддержания уникальности костюма, который был знаком их привилегированного положения. Этого можно достичь двумя способами: создать что-то совершенно новое или обратиться к старому, почти забытому. Свидетельство того – появление в IX в. и начале XX в. тенденции возвращения к национальным корням в аристократическом костюме, а также стиля басара среди самурайства в XI в.

Литература, в отличие от законов, зафиксировала не только государственный взгляд на костюм, но и «внутренний» – народный, сформировавшийся под влиянием обычаев. Количество описаний одежды свидетельствует о значимости костюма в жизни людей, тем не менее, мы не можем дать точную трактовку текстов и содержащимся в них сведениям. Благодаря одежде и моде появились книги орнаментов, которые стали одними из первых (если провести аналогию) «средств массовой информации». Сборники образцов тканей, которые были популярны в аристократической среде в период раннего средневековья, формировали вкусы придворных и высшего самурайства на протяжении многих веков. В них были описаны значения символов, цветов, технологий. В конце XVI в. появились книги заказов одежды, напечатанные с помощью ксилографии, которые было легко размножать и распространять. Печатные книги орнаментов хинагата-бон уже с уверенностью можно назвать периодическим изданием с четкими задачами и целями: реклама продукции и привлечение клиентов, распространение информации и формирование эстетического мировоззрения народа.

Одной из важных особенностей традиционного японского костюма была его связь с религией. Верования, касавшиеся одежды формировались под влиянием двух традиций: местной и заимствованной. Те части костюма, которые появились раньше, сохраняли сакральный смысл, которым их наделяли древние люди до заимствования новых религиозных практик, например, буддизма. Ярким примером сохранения древних верований является пояс и ткани из пуэрарии, считавшейся священным деревом. Благодаря контактам с материком японцы воспринимали феномены культуры и перенимали новые виды костюма, многие детали которого не имели аналогов в местном костюме. Неизвестные элементы одежды либо трактовались в соответствии со старыми представлениями и осмысливались как видоизмененное состояние прежних ее форм, либо заимствовались вместе с духовным содержанием и всем комплексом верований. В этом плане интересен процесс распространения штанов хакама. В Японии, где с самых древних времен не было четкого визуального разделения на мужское и женское, хакама приживались очень медленно и тяжело. Государственные указы обязывали людей носить этот вид костюма, ставший лишь символом их подчинения власти: в период Хэйан практически одинаковые хакама стали носить женщины и мужчины аристократы. Военные использовали штаны утилитарно – в них было удобнее сидеть верхом на лошади. В домашней же обстановке многие носили только халат, возвращаясь к древней традиции. Основной смысл хакама – «мужская одежда» – так и не был принят японцами полностью.

Большинство заимствований вместе с их смысловыми содержаниеми было сделано в орнаментике: многие узоры в древности и раннем средневековье пришли из Китая. Но цвет и связанные с ним верования в Японии приобрели некоторые особенности: в церемониях, проводившихся по буддийскому канону, японцы придерживались соответствующей символической трактовки цвета, но в повседневной жизни аристократия, военные и народ обращались к синтоиским традициям символического восприятия цвета.

Представление о неразрывности формы и содержания до сих пор влияет на образ жизни японцев. Попытки копировать китайский костюм были обусловлены верой в то, что, повторив внешний порядок Поднебесной, японцы так же достигнут расцвета цивилизации. В середине XIX в. те же установки побудили центральное правительство внедрить европейский костюм. Принцип самурайства «безупречный вид – безупречный дух» подтверждает эти представления. Одним словом, японское общество стало наиболее ярким образцом культуры, где внешний вид определял внутреннее сознание.

Сохранение традиций преемственности, свойственное культурам Востока, ярко проявилось и в японском костюме. Все новое, что появлялось на территории островов, наслаивалось на уже существовавшие традиции, получало новые трактовки или отбрасывалось как несоответствующее местным обычаям. Аристократия, однажды переняв китайский костюм, трансформировала его, и после этого он, практически не меняясь, прошел через века, испытав кризисы XII в. и середины XIX в. Народный костюм пережил те же этапы развития, что и одежда аристократии (заимствования, переработка, формирование устойчивого ансамбля), с той лишь разницей, что они не совпадали по времени и продолжительности.

Технологии изготовления тканей и одежды исторически проходили же этапы, что и формирование видов костюма, однако принципы этого развития имели некоторые особенности: технологии практически не испытывали влияния законов и кодексов, их действие распространялось лишь на результаты производства. Напротив, мастерство поддерживалось государством, ценилось в любом его проявлении. Исторически закономерно, что технический прогресс в создании тканей зависел от спроса: в Японии усложнение ткацкого станка и совершенствование способов окрашивания были обусловлены популярностью узорчатых и расписных тканей. Тенденции восстановления аристократических традиций в XVII в. стали причиной воссоздания утерянных архаичных технологий ткачества, которые с тех пор приобрели сакральное значение.

Многовековая история японского костюма подтверждает тезис о том, что Япония, постоянно обращаясь к культурам других стран, умело использовала иностранные заимствования. В результате сформировался комплекс национальной одежды, которая не только не потеряла самобытность, но и сохранила традиционные основы до нашего времени.
В приложение включен словарь японских терминов по теме исследования, таблицы и иллюстрации.

ОСНОВНЫЕ ПОЛОЖЕНИЯ ДИССЕРТАЦИИ ОТРАЖЕНЫ В СЛЕДУЮЩИХ ПУБЛИКАЦИЯХ

1.Одежда в системе мировоззрения японцев // Россия и страны АТР. Владивосток: Институт истории, археологии и этнографии народов Дальнего Востока ДВО РАН. 2002. № 2. С. 56–63.
2.Социо-культурная роль костюма в период первых сёгунатов (1192–1573) // Известия Восточного Института. Владивосток: Дальневосточный государственный университет. 2004. № 8. С. 179–190.
3.Развитие японского национального костюма (конец XIX – 60-е годы XX в.) // Вестник ДВО РАН. 2005. № 4. С. 70–79.
4.Эпоха Мэйдзи сквозь призму истории японского костюма // Россия и Япония: гуманитарные исследования. Материалы российско-японских научных конференций. Владивосток: Издательство Дальневосточного университета, 2005. С. 129–146.
5.Синтоизм и его отражение в национальном японском костюме // Россия и Япония: гуманитарные исследования. Материалы российско-японских научных конференций. Владивосток: Издательство Дальневосточного университета, 2005. С. 250–257.


Подписано в печать
Формат 60х84 1/16. Усл. печ. л. 1,6.
Тираж 100 экз. Заказ

Издательство Дальневосточного университета 690950, г. Владивосток, ул. Октябрьская, 27

Отпечатано в типографии
Издательско-полиграфического комплекса ДВГУ
690950, г. Владивосток, ул. Алеутская, 56.