Лён

Автор: Екатерина Чинарова
Опубликовано в журнале "Бизнес-журнал" №3 от 15 февраля 2005 года.

Стоят трескучие морозы, такие долгожданные, на улице — настоящая зима, а в маленьком уютном офисе можно согреться, попить чайку с гостеприимными и улыбчивыми хозяевами. Здесь — скромная штаб-квартира российской компании «АртЛён» — производителя одежды, аксессуаров и сувениров изо льна. На стене — серые и цветные зверята и ребята — льняные игрушки, на полках — многочисленная одежда: юбки, сарафаны, платья, майки. Хочется в лето — луговое, солнечное, с неспешными реками и сияющими маковками церквей. Ведь лён — такой домашний, природный, теплый, немудрено, что он — общая страсть творческого и делового тандема супругов Белоусовых, учредителей и владельцев компании.

От подвала — к фабрике

Инь и ян, мужчина и женщина: Наталья — дизайнер и модельер, Александр — организатор, директор фабрики. Бизнесом Александр Белоусов начал заниматься еще на заре нового российского капитализма. Строитель по образованию, на первых порах увлекался тем, что было наиболее близко — ремонтом фасадов зданий: зарабатывать в этом сегменте удавалось при достаточно скромных вложениях. «Потом я от этого отошел. Что скрывать: сфера коррумпирована, и глубоко погружаться не хотелось, — рассказывает предприниматель. — С 1993 года вместе с двумя компаньонами мы занимались поставкой из Китая различных игровых приставок. Несколько первых месяцев «челночили» (многие из современных предпринимателей этого стыдятся), а потом организовали фирму, в которой я работал генеральным директором, и перешли на контейнерные поставки. Семь лет длилось взаимовыгодное партнерство, но затем дела не заладились, и фирму пришлось закрыть.

У Натальи Белоусовой, жены и компаньона, был собственный Дом моды при Московском Технологическом институте легкой промышленности (ныне Университет дизайна и технологии), который она закончила в 1985 году. Уже в то время появилась любовь ко льну. Когда девять лет назад родилась младшая дочь, пришлось оставить Дом моды и уехать к матери в Киров. Там принялась работать со льном. Модели, которые выходили из-под рук мастерицы, хорошо распродавались, а участие в нескольких православных выставках показало, что перспективы есть. «Позже подключился и я. Так маленькое дело выросло в серьезное производство», — констатирует Александр.

Первое время супруги работали с компаньонами, которые, как показал опыт, были абсолютно не нужны самодостаточному союзу. Произошел разрыв. «Мы оказались на улице и собирались уже уезжать из Кирова обратно в Москву (Белоусовы — москвичи). Но двадцать пять работников после «развода» с партнерами остались с нами, и бросить их мы не могли». Настоящая деятельность развернулась лишь после того, как Белоусовы стали работать самостоятельно и ни от кого не зависеть.

Искали помещение, но найти удалось только небольшой, в 120 метров, подвал — там и начали. «Представьте себе: низкие потолки, тридцать работников, допотопное оборудование… Радовало одно: тепло и сухо». Так, с 27 октября 2000 года — первого дня самостоятельной работы, пошел новый отсчет. Это был трудный старт: ведь начинать пришлось даже не с нуля, как многим, а с долгов. Две старые российские швейные машинки, которые обычно выбрасывают на помойку, три вязальные машины и двести килограммов пряжи. В общем, стоимость «ресурсов» стремилась к нулю. «Но удача нам сопутствовала, и с открытием связана масса странностей и совпадений. К примеру, когда думали, как назвать фирму, просматривали справочники и в церковном календаре вдруг обнаружили, что 27 октября — день Параскевы Пятницы, святой, которая, в том числе, покровительствует людям, занимающимся льном». Видя в том хороший знак, вполне закономерно склонялись к этому названию, но потом передумали и пришли к нынешнему имени компании — «АртЛён». Зиму пересидели в «ужасном» подвале, но, к счастью, никто не разбежался, наоборот — тяжелые условия работы сплотили коллектив. А потом Белоусовы нашли помещение на старой полуразрушенной льнопрядильной фабрике, построенной еще при «царе Горохе», им предложили неплохую цену за аренду. Постепенно выкупили в собственность все арендуемые помещения и стали медленно расширять производство: докупали оборудование, вязальные машины, нанимали новых сотрудников — конструкторов, технологов и т.д.

На данный момент в компании работают 80 человек. Производство разноплановое. Основное направление — мужской и женский льняной трикотаж.

— Лён — это сложная тема. Мы изготавливаем уникальные вещи, в первую очередь, потому, что работаем со 100% льном. У нас есть патенты на изобретения пряжи, в цехах стоят специальные крутильные машины. Особая величина крутки и своеобразная обработка пряжи позволяют «приручить» лён, в дальнейшем он ведет себя, как обычный трикотаж. Пришлось много потрудиться, прежде чем удалось добиться таких результатов, — уверяет Александр.

На вопрос: «Трудно ли было патентовать технологию?», — владелец «АртЛён» отвечает: «Не очень. Процедуру оформления мы переложили на плечи других, знающих людей. У меня вообще по жизни такой подход — доверять специалисту. Многие на этом экономят, пытаются сделать всё сами, но путного ничего не выходит».

Еще одно направление — сувениры и аксессуары изо льна ручной работы. Игрушки появились как побочный бизнес, но сегодня это отдельное производство, которое курирует сам директор фабрики. «Видимо, не наигрался в детстве», — смеется Александр Белоусов. Первых мышек, зайчиков шили из обрезков. Лён — материал дорогой, обрезки выбрасывать жалко было. Мягконабивные звери выглядели необычно, тепло. «Неожиданно они стали пользоваться большим спросом», — вспоминает Белоусов. Так сувениры и куклы выделились в отдельное направление. Сначала их делали две работницы, сейчас на сувенирах работают около 20 человек. А льняных «фунтиков», «незнаек», «чебурашек», выпускаемых в сотрудничестве с компанией «Фунтик Энтерпраймент», владеющей авторскими правами на «мультяшные» образы, а также собственных «бабушек» и «внучек» на выставках и в подарочных магазинах охотно разбирают. Модная технология hand made и нестандартность обеспечивают им успех. Если раньше, по словам владельца фабрики, каждую модель кроил и отшивал один человек, то теперь все операции разделили, и производительность значительно выросла, появились конструктор и внештатные дизайнеры. Сначала был штатный художник, но теперь от этой формы сотрудничества отказались. Художников в Кирове очень много, поэтому дефицита идей не ощущается. К слову сказать, игрушки эти, действительно, высшего качества. Благодаря им, стенд «АртЛён» издалека виден на выставках.

Кстати, выставки для российских производителей, которых проводится немало («Золотые руки мастеров», «Покупайте российское», «Товары легкой промышленности», и т.д.), долгое время были едва ли не единственным способом заявить о себе, «никакой специальной рекламы, по словам Белоусова, компания не давала».

Однако сегодня ситуация постепенно меняется. По крайней мере, для владельцев «АртЛён». То ли их стало слишком много, то ли организаторы расслабились. «Главная для нас выставка, обеспечивающая аншлаги и дающая результаты, — «Российский лён», которая проходит в Вологде в первых числах марта.