Как крестьяне растили лён

ВЫРАЩИВАНИЕ И ОБРАБОТКА ЛЬНА КРЕСТЬЯНАМИ ПУДОЖСКОГО УЕЗДА НА РУБЕЖЕ XIX – ХХ вв.

О.А.Набокова

КИЖСКИЙ ВЕСТНИК №7Сборник статей / Редколлегия: И.В. Мельников (отв. ред.), Р.Б. Калашникова, К.Э. Герман.
Петрозаводск, 2002.

На территории Карелии выращивание и обработка льна существовали с древнейших времен до середины 20 века. За это время был накоплен огромный комплекс знаний, навыков и умений, составивший значительный пласт традиционной народной культуры. Однако уже в 1980-х годах с трудом можно было найти людей из поколения, самостоятельно растившего и обрабатывающего лен. В памяти многих из тех, кто был еще жив, сохранялась, как правило, только общая схема сложного процесса. К концу XX века древняя агротехническая культура выращивания и обработки льна на территории Карелии оказалась уже практически полностью утраченной. Поэтому перед данной статьей была поставлена цель — объединить разрозненные сведения и, тем самым, осуществить попытку реконструкции агротехнических процессов, бытовавших на рубеже XIX – XX вв. в Пудожском уезде Олонецкой губернии.

Выбор региона не случаен. На протяжении нескольких столетий крестьянский лен определял экономическую жизнь уезда. Историко-экономическая роль крестьянского льноводства в Пудожье могла бы составить тему специального исследования. В данной статье мы ограничились лишь кратким историческим экскурсом, и особое внимание постарались уделить традиционным знаниям и умениям.

Современная этнографическая литература располагает крайне небольшими материалами о традиционной обработке льна на территории Карелии. В основном, они представлены небольшими замечаниями в обзорах материальной культуры различных этнических групп, причем русские Пудожья до недавнего времени не являлись предметом этнографического исследования. Отдельные сведения об особенностях льноводства в Олонецкой губернии содержит фундаментальная монография Н. И. Лебедевой «Прядение и ткачество восточных славян в 19 – начале 20 веков»001 . В той же монографии представлен материал, оказавшийся чрезвычайно полезным для сравнения пудожской традиции с теми, что бытовали на значительной территории Европейской России.

Ссылки-сноски см. в конце статьи.

Значительно больше конкретной, местной информации обнаруживают литературные публикации, периодика и архивные материалы XIX – начала XX вв., среди которых статьи П. Иванова и П. Н. Рыбникова 1850 – 1860-х гг. выделяются особенным вниманием ко всем тонкостям процесса002 .

Наиболее полные сведения содержит исследование «Современное состояние льноводства в 25 губерниях Европейской России», в котором объединены и проанализированы 3000 ответов на обширную анкету об аграрных, технических и экономико-социальных характеристиках возделывания льна. Из Олонецкой губернии поступила 71 корреспонденция003 .

Кроме упомянутых материалов, в основу статьи легли полевые наблюдения автора 1985 – 1989 гг., во время которых были обследованы деревни, считавшиеся центром льноводства в Пудожье – Гакукса, Каршево, Кривцы и другие004 . И, наконец, без собрания музея-заповедника «Кижи», насчитывающего около 800 орудий и приспособлений для обработки льна, а также без документов, сопровождающих их прием в фонды, идея создания данной статьи оказалась бы неосуществимой.

Хотя археологические исследования не дают прямых доказательств выращивания на территории Карелии волокнистых культур, можно предположить, что лен был здесь известен в первом тысячелетии нашей эры. По крайней мере, уже в 15 веке лен не только удовлетворял потребности семьи в тканях, но также, в натуральном виде или после продажи, в денежном выражении, служил средством уплаты налогов. Почвенно-климатические условия Карелии позволяли сеять лен на удобных для этого землях, расположенных южнее 63 параллели. Однако наиболее пригодными оказались юго-восточные земли губернии. Нежное, мягкое, серебристое волокно из Пудожья постепенно стало приобретать известность, и в 18 веке, в основном, через Шуньгскую ярмарку, оно уходило в Петербург, в Поморье, проникало в Финляндию и Швецию, через торгово-промышленную компанию купца Гома отправлялось в Англию и Голландию.005

В конце 18 – начале 19 веков устойчиво высокие цены на мировом и российском рынках, а также поощрительная политика правительства способствовали расширению крестьянских посевов льна. В Олонецкой губернии благоприятная экономическая ситуация особенно повлияла на жизнь в Пудожском уезде, где в 9 погостах лен выращивали специально для продажи. Как правило, волокно у местных крестьян скупали мелкие оптовые торговцы («булыни») 006 , разъезжавшие по деревням. Иногда собравшись вместе, крестьяне вывозили льняное волокно в Каргополь, на ярмарки в Вытегру и Петрозаводск, или выезжали в Поморье, обменивая льняной товар на хлеб, сельдь, или продавая его за деньги.

В начале 19 века в Шальском погосте Пудожского уезда появилось льнотрепальное заведение местного оптового торговца Новикова, который стал крупнейшим скупщиком льна. К середине 19 века оно перешло во владение купца Малокрошечного. Лен под названием «корелка», обработанный в этом заведении, дважды получал высокие награды на всемирных выставках.007 В 1870-х годах трепальню Малокрошечного приобрел купец Базегский. Тогда же были построены еще две трепальни Маркова и Кораблева. В конце 1880-х годов в Пудожском уезде на трех мануфактурах работало свыше 200 наемных рабочих.008

К концу 19 века цены на лен резко пошли на убыль. К тому же, в результате быстрого роста лесной промышленности, началось уничтожение крестьянских лесов и сокращение площадей подсечных земель — основных угодий для выращивания льна. В начале 20 века размеры посевов резко сократились и соответствовали только потребностям домашнего крестьянского хозяйства. Трепальни закрылись; до 1907 года удерживалось только заведение купца Базегского.

В советский период размеры посевов льна стали совсем незначительными, а в 50-е годы лен в Пудожье выращивать перестали.

Несмотря на то, что выращивание и обработка льна на территории Пудожского уезда в течение столетия носили черты промысла, технические новшества локализовались только в мануфактурных заведениях. Все процессы, которые производились в крестьянских хозяйствах, имели глубоко традиционный характер. Именно они и являются предметом нашего исследования.

001 Лебедева Н.И. Прядение и ткачество восточных славян в 19 - начале 20 веков// Восточнославянский этнографический сборник. М., 1956.

002 Иванов П. Льняная промышленность в Пудожском уезде Олонецкой губернии//Журнал Министерства государственных имуществ. - 1853. Т.17.; Рыбников П.Н. О разведении льна в Пудожском уезде//Памятная книжка Олонецкой губернии за 1864 год. Петрозаводск, 1864.

003 Современное состояние льноводства в 25 губерниях Европейской России. СПб, 1912.

004 Набокова О.А. Экспедиционный дневник поездки в Пудоржский район. 1985 год / Научный архив музея "Кижи"; Она же, Экспедиционный дневник поездки в Пудоржский район. 1986 год / Там же; Она же, Экспедиционный дневник поездок по Заонежью. 1985-1987 год / Там же.

005 Об истории возделывания льна см.: Очерки истории Карелии. - Петрозаводск, 1957. - Том 1. -С.164, 166, 176-177, 203, 214, 215.

006 Рыбников П.Н. О разведении льна в Пудожском уезде.// Памятная книжка Олонецкой губернии за 1864 год. Петрозаводск, 1864. - С.145.

007 Льноводство и возможные задачи земства в этой области //Вестник Олонецкого губернского земства. -1913 .30 мая. - № 10.

008 Нефедова Г.А. важнейшие промыслы карельских крестьян в пореформенный период (1862-1905 гг.) //Ученые записки Петрозаводского государственного университета. Том YI, вып. 7. Петрозаводск,1956. - С. 77.