• Орнамент

    Орнамент - «музыка для глаз» - играет очень важную роль в средневековом искусстве народов Арабского Востока. Он в известной мере компенсирует изобразительную ограниченность некоторых видов искусства и является одним из важных средств выражения художественного содержания. Восходящая в своей основе к классическим античным мотивам арабеска, получившая распространение в странах средневекового Востока, явилась новым типом орнаментальной композиции, позволившей художнику заполнять сложным, плетеным, подобно кружеву, узором плоскости любого очертания.

  • Траурная одежда

    Траурная одежда также подверглась многократным изменениям в покрое и цвете. Прежний траурный цвет французских королей — красный или фиолетовый — был заменен черным при Генрихе III. Когда умерла его любовница Мария Клевская (1574 г.), он несколько дней подряд носил черную одежду, на которой были вышиты серебром слезы, черепа и потухшие головни. Но еще раньше изменения цвета траурной королевской одежды изменился ее покрой: она стала длиннее, иногда намного. При погребении Генриха II (1559 г.) его сын, Франциск II, шел за гробом в фиолетовой одежде и такой же мантии, шлейф которой длиной тридцать локтей несли принцы королевского дома.

  • Юбки в Англии. Перемены в причёсках

    В Англии объем юбок был несколько умереннее, а плоеная оборка заменялась небольшим плоским буфом. Затем там появились широкие (не на фижмах) и длинные юбки для верховой езды. Все прежние фасоны воротников и фрез остались, но открытые спереди стоячие воротники стали еще выше, иногда даже выше головы. Нередко их делали из кружев и прошивали тонкими золотыми и серебряными нитями. В среднем сословии, где было принято закрывать грудь и шею, знатных дам за их обнаженную грудь называли «дамами с голым горлом», а те прозвали дам среднего сословия «гризеттами» за серый цвет обуви, которую те носили.

  • Щегольство и странные фасоны

    Не принадлежавшие ко двору дамы не уступали в щегольстве придворным. Не имея права носить платья из парчи, они выписывали себе из Флоренции и Милана платья, стоившие не менее 500 талеров, с отделкой вдвое дороже. Даже женщины среднего сословия, которым было запрещено носить бархатные шапочки, отделывали суконные так богато, что иногда подобный головной убор стоил до тысячи талеров.

  • Веера, зеркальца и часы

    Из остальных принадлежностей дамского туалета, кроме цепочек, колец, серег и пр., заслуживают внимания веера. Они изготовлялись из слоновой кости, золота, серебра, перьев (преимущественно павлиньих) и нередко представляли собой произведения искусства. К прежним формам вееров прибавилась новая — полукруглый складной веер. Такой веер из перламутра, который стоил 1 200 талеров и был усыпан жемчугом и драгоценными камнями, подарила к новому году Маргарита Наваррская Маргарите Лотарингской. К концу 80-х годов вошло в моду носить веер у пояса на длинной цепочке или шнурке.

  • Щегольство

    Ради щегольства кальсоны шили из золотой и серебряной парчи и других тканей. Они имели вид коротких штанов по колено и дополнялись чулками из цветного или белого шелка.

    Чулки были шитые и вязаные, но и те и другие туго обтягивали ногу.

    Форма обуви не изменилась. Дамы небольшого роста по-прежнему носили патены (башмаки на высокой подошве) от одного до двух футов высотой.

  • Модные тенденции

    Модной стала прическа «ан бишоп». К головным уборам прибавились красивые остроконечные шелковые, бархатные или парчовые шапочки, особенно плоские четырехугольные, которые носили, надвинув на лоб. Первые иногда украшали, прикалывая сбоку пучок белых перьев, последние — большой прочной вуалью, белой или черной, которую обвивали вокруг шеи и рук.

  • Белила-румяна. Дорогие ткани

    Употребление белил и румян постоянно увеличивалось. При дворе оно было распространено настолько, что на даму, которая не пудрилась и не румянилась, смотрели как па явление из ряда вон выходящее. Таким исключением была, по словам Брантома, любовница Генриха II, герцогиня Валентинуа, позднее ставшая женой маршала д'Омон.

  • Высокие воротники, причёски и обувь

    Упорно державшаяся мода на высокие плоеные воротники (фрезы) превратила их в самую нарядную часть дамского туалета. Екатерина даже дала итальянцу Винчола исключительное право изготовлять и продавать их, а Елизавета Английская в 1564 году вызвала из Голландии некую Дингам ван-дер-Плассе только для того, чтобы чистить и крахмалить свои воротники. Форма этих воротников до Карла IX сохранялась. Прежняя, лишь незначительно меняясь.

  • Женская мода

    При Генрихе II в моду вошли умеренно широкие верхние платья с гладкой талией и шлейфом. Широкие, почти колоколообразные робы не исчезли совершенно, а сохранились до времен Генриха Ш, преимущественно в качестве церемониальной, как бы форменной придворной одежды.

    Эти робы носили широко распахнутыми спереди таким образом, чтобы надетое под ними платье было как можно больше на виду, тогда как другие платья обычно застегивались. Изменения верхнего платья ограничивались только лифом и рукавами. Уже при Франциске I лиф и рукава были значительно упрощены. Им придавалась форма, более соответствующая строению тела, а потому более удобная Екатерине не очень нравилась эта простота: она предпочитала искусственность.

  • Законодательницы женской моды

    Законодательницами женских мод во второй половине XVI в. были: супруга Генриха П (до 1559 г.) Екатерина Медичи и ее младшая дочь Маргарита (с 1572 г супруга Генриха IV).

    Старшая дочь Екатерины, Елизавета (родилась в 1545 г.), славившаяся своим изящным вкусом и изобретательностью в нарядах, она была выдана замуж за Филиппа II Испанского (в 1559 г.), поэтому ее влияние на французские женские моды было непродолжительно. Ей приписывают, как замечает Брантом, изобретение разрезных рукавов на проволочном каркасе, которые в Испании назывались пунтос.

    Комментарии: 3
  • Генрих IV. Маски и любовные истории

    При Генрихе IV (1589 г.) как при дворе, так и во всем обществе начинает распространяться относительная простота. Сам король, как его представляет портрет, написанный Порбусом, одевался преимущественно в итальянском стиле как в отношении покроя одежды, так и в отношении ее цвета. Его пример если не ликвидировал, то все-таки значительно уменьшил существовавшее тогда щегольство. Пестрота и женоподобность прежнего костюма заменились большей строгостью покроя и цвета. Теперь одевались преимущественно в темные цвета — черный, коричневый, темно-красный и фиолетовый, с очень умеренной примесью белого и других светлых тонов.

  • Фасоны головных уборов и причёски

    К головным уборам прибавились новые фасоны. Шляпы были различных форм — высокие, низкие, круглые, овальные, с узкими и широкими полями, из бархата, шелка, сукна, войлока, всех цветов, преимущественно черного, серого или белого, с перьями и другими украшениями. Жесткая испанская шляпа тоже стала входить в моду наряду с карнелем — капюшоном с короткой пелериной и ресилью — сеткой, которую надевали под шляпу.

  • Придворная мода и костюм

    Влияние придворных мод на костюм проявилось в изменении покроя некоторых его частей.

    Камзол спереди был удлинен мысом, в талии сильно стянут (для чего иногда под ним носили корсет из китового уса) и весь толсто выстеган, как и рукава, очень широкие у плеч и суживающиеся к кисти. Валики и складки вокруг плеч увеличены, разрезные висячие рукава посередине снабжены застежками (Венецианский секретарь отметил как особенность, что один рукав носят расстегнутым, а другой застегнутым). Короткие штаны (труз) превратились в узкий валик, панталоны выстегивались так же, как и рукава. Гульфик (бракетта) был полностью упразднен.

  • Генрих III и его фавориты

    С воцарением Генриха III (1574 г.) существовавшие фасоны костюма не могли, конечно, измениться сразу же. Однако женские привычки самого короля и его любимцев, неумеренная страсть к нарядам и украшениям вскоре нашли подражателей и вне придворных кругов, причем не только в высших, но и в остальных сословиях. Одни протестанты и солидные граждане держались в стороне от этого влияния. Тяга короля к нарядам сказывалась на всей его внешности, даже тогда, когда он не был одет (10-женскн, что иногда случалось. На голове он носил небольшой женский ток, украшенный перьями, жемчугом и бриллиантами. Подкрашенные волосы были завиты, как у женщин, в ушах сверкали дорогие серьги.

  • Французский мужской костюм

    Во Франции мужской костюм очень скоро перестал напоминать испанский, особенно у высших сословий, примеру которых не замедлили последовать и зажиточные люди среднего класса. На портрете Генриха IV, написанном в 1557 г., когда он был еще принцем Наварры и Леона, он представлен в точно таком же костюме (кроме накидки), как и Дон Карлос, инфант Испании, изображенный на своем портрете. Этот довольно свободный старинный покрой чуть позднее, при Филиппе II, был изменен на узкий, почти в обтяжку, который тотчас же был принят во Франции. Генрих II в последние годы своей жизни носил точно такой же костюм, как и Филипп II, но он редко одевался только в черное, обычно сочетая черное с белым, а высокую шляпу заменяя беретом.

  • Некоторые запреты

    Законы против роскоши и уставы об одежде появлялись в Англии гораздо реже, чем во Франции. В сущности, все они сводились к постановлению Генриха VIII, которое оставалось в силе и только дополнялось различными нюансами, касавшимися в основном деталей. При Марии была запрещена тупоносая обувь и некоторые головные уборы, при Елизавете — тоже некоторые головные уборы, высокие воротники и длинные шпаги.

  • Англия - подражание французским фасонам

    В Англии подражание французским традициям (за исключением сумасбродств, заведенных Генрихом III) продолжалось и после смерти Генриха VIII. По-прежнему сохранялось непомерное представление о величии особы государя. Взаимоотношения придворных дам и кавалеров здесь были гораздо нравственнее, ничто не способствовало развитию отношений, даже отдаленно напоминавших тот явный разврат, который господствовал при французском дворе.

  • Конец беспутству при Генрихе IV

    Вступление на престол Генриха IV (1589 г.) положило конец открытому придворному беспутству. Хотя новый король и не разделял позорных слабостей и противоестественных вкусов своего предшественника, он в не меньшей степени поддавался естественному влечению к женскому полу и был одержим личным тщеславием. Одаренный превосходными качествами — храбрый, с добрым сердцем, справедливый и человечный, он открыто и без стеснения обзаводился любовницами и часто менял, их, так что господство фавориток при дворе усилилось еще больше. Нравственность ничуть не выиграла, скорее наоборот, каждый настоящий придворный считал для себя делом чести добиться благосклонности самых красивых дам.

  • Привычки высшего света при Генрихе III

    При Генрихе III придворная жизнь и обстановка приняли совершенно особый характер. От природы слабый, безмерно тщеславный и бессильно сластолюбивый, он заставил своих придворных кавалеров и дам как бы поменяться ролями. Самым любимым его занятием было завивать волосы себе и королеве, гладить и гофрировать свои и ее воротнички. Он это делал с такой тщательностью, что в день своей коронации и бракосочетания пропустил по этой причине час, назначенный для церковного торжества, так что обедня была начата позже и вследствие этой задержки во время нее забыли пропеть «Те Deum».