Свадебный обряд крымских татар

В свадебном обряде с его сложной системой символов и большим количеством участников, каждый из которых играл свою роль в этом изначально сакральном действе, наиболее выразительно проявилось ритуальное значение многих элементов костюма, веками выражавших одни и те же символы. Материальным выражением обряда были как определенный костюм жениха и невесты, так и подарки - из деталей костюма и для самих новобрачных, и для гостей, и для украшения свадебной комнаты, а также для демонстрации приданого. А до свадьбы - обязателен был обмен подарками между домом жениха и невесты. И все это представляло сложную систему знаков, из которой строился весь свадебный обряд. Мы не будем подробно описывать свадебный костюм жениха и невесты, тем более, что во всех своих деталях, за исключением чисто свадебных элементов, он не отличался от традиционного праздничного костюма, который часто совпадал с обычной уличной одеждой.

Кроме того, на протяжении всей свадьбы из-за бесконечных переодеваний детали костюма постоянно менялись и эти нескончаемые превращения представляли собой выраженное в одежде развернутое сакральное действо, которое выполняли взаимосвязанные "говорящие" элементы одежды, игравшие обереговую и очищающую роль. Причем по мере разворачивания действа каждый элемент мог выполнять несколько ролей, и воздействие их по замыслу распространялось не только на жениха и невесту, но и на других участников обряда. Поэтому, описывая обряд, мы решили обращать внимание именно на те детали одежды, которые играют в нем сакральную роль.

Одним из самых значимых элементов во всем обряде был платок, вернее, платков было несколько, и они отличались своим узким назначением, цветом, размером, особенностями украшения и были связаны с разными участниками обряда.[50]

Платок служил своего рода признанием в чувствах, когда во время танцев на чьей-либо свадьбе юноша дарил платок впервые увиденной им и понравившейся ему девушке. Причем этот платок был не вышитым. И если молодой человек вызывал у девушки ответные чувства, то через некоторое время она возвращала ему этот платок уже вышитым (Шерфединов, 1979, 47).

Платок имел большое значение и при сговоре - самом начальном, предсвадебном, этапе. Так, приходя в дом предполагаемой невесты, сваты дарили от имени жениха платок для девушки (Кондараки, 1875, ч. XII, 67; Куфтин, 1928, б.с.). В районе Бахчисарая дарилось два платка - "яглык" (тур. - "богатый") и "емени-яглык" ("емени" - йеменский). Обычно это белые головные платки, сшитые из легкой ткани и расшитые растительным узором (Бонч-Осмоловский, 1926, 30). В ответ невеста тоже дарила платок "яглык" (явлук) жениху. Этот платок еще называют и "свадебным платком". Для этого платка обычно белого цвета, имевшего небольшие размеры, существовало строго установленное расположение узора - в каждом углу вышивался один и тот же мотив (чаще золотными нитями или даже площенкой). Узор располагался по диагонали так, что его концы иногда почти сходились в центре. Платок этот при передаче складывался вчетверо (Спасская, 1926, 26, 36). В Карасу-Базаре такие платки имели розовый цвет (опрос автором информатора Р.К. Бозгязиевой, 1991 г.).

После этого в доме невесты начинали готовить приданое, в которое входил отдельный набор, оговоренный брачным договором, - "дохуз" (в пер. - девять). Обычно он состоял из девяти предметов и его передавала невеста в дом жениха во время следующего этапа подготовки к свадьбе, т.е. при "заручении". Во время заручения невеста получала от суженого тоже определенный набор подарков, принесенных в "бохче" - платке, расшитом по тому же принципу, что и подаренный ею прежде "свадебный платок" (может, это и был тот же платок). Такая бохча из коллекции ГМВ имеет розовый цвет (ГМВ, № 1241III, Бахчисарайский р-н, мастер Балыхчиева, 1929 г.).

В "дохуз", подготовленный невестой, входили: платок розового цвета, расшитый золотом, называемый "едеги" ("едигар" тур. - "памятный подарок"). Этот платок использовался при обряде окрашивания рук жениха хной (перед свадьбой), и такие же платки использовали для повязывания во время свадьбы левой руки жениха и дружки, а также и их друзьям (Каралезли, 1992, 228; цв. ил. 8). В "дохуз" входили и носовые платки, расшитые в углах золотными нитями. Обычно они были небольшого размера, белого цвета и назывались "чевре" (тур. - "окаймленный").

Женские головные платки разного рода в большом количестве входили в состав приданого невесты (50-60 штук). В приданое входили и носовые платки "чевре" (Каралезли, 1992, 230).

Когда молодые оставались впервые наедине после свадьбы, невеста протягивала жениху белый платок. А утром, после свадьбы, на молодую жену надевали красный платок (опрос автором информатора Консул, 1991 г.).

На второй день после свадьбы, уже убедившись в девственности невесты, на протянутые ею руки кладут платок с набивным узором "язма", иначе называвшийся "емени явлук", и на него старушки-гостьи бросают подарки и деньги. Здесь платок служил знаком девственности (опрос автором информатора Р.К. Бозгязиевой, 1991 г.).

Платок служил и знаком победы, так как им награждали победителей на свадебных скачках (Jehab, 1984, 83).

Большую роль играла и шаль. Было несколько вариантов шалей, и каждая имела свое назначение. Шаль "шербенте", вышитая невестой, передавалась при "заручении" родителями невесты - матери жениха, и отсутствие такого подарка считалось позорным (опрос автором информаторов Р.К. Бозгязиевой и др., 1991 г.). Б.А. Куфтин переводил слово "шербенте" как "шар" - врач, а "бенти" - связь, т.е. покрывало, связующее семьи жениха и невесты (Куфтин, 1982, б.с.). Но это несколько вольная интерпретация, а дословный перевод: "шер" - сокращенное от "шариат", а "бинти" - дочь, т.е. "покрывало дочери по закону". Б.А. Куфтин писал, что такие шарфы шились из ткани "юфка" (тур. - "мягкая", "тонкая") размером 150 х 75 см (цв. ил. 6).

Во время первого посещения дома невесты будущая свекровь и все женщины со стороны жениха набрасывали на голову специальное покрывало "топрак-басды-маграмасы" (тур. - "специальный платок"). Оно было гораздо больше обычного, из очень тонкой ткани и имело очень богатую вышивку (Каралезли, 1992, 230).

В "дохуз", который невеста в горно-прибрежном Крыму8 готовила для передачи жениху во время "агырнишан" (заручения), входила и расшитая шаль "марама" красного цвета. Этой шалью покрывали плечи жениха во время бритья перед свадьбой, и в этой шали его затем вели в кофейню (Каралезли, 1992, 237; Бонч-Осмоловский, 1926, 41).

Разного рода шарфы входили и в состав приданого. У бедных их было несколько, а у богатых - более 200 (Каралезли, 1992, 230). Во время свадьбы невеста пользовалась определенными вариантами шарфов. Один из них - "бурумчик". Его дарили вместе с шарфом "шербенте" во время сватовства представители жениха. Бурумчик (тур. - "покрывало из муслина"), украшенный блестками, набрасывали на голову молодой жены на второй день после свадьбы, причем так, чтобы он закрывал и лицо, и делалось это после того, как выяснялось, что она была невинна.

Расшитый шарф входил и в состав головного убора невесты, его накидывали поверх фески, когда наряжали ее к свадьбе. При этом лицо обязательно закрывала густая вуаль, называвшаяся по-разному в разных районах - и "чадра", и "фередже марама", и "бурумчик", и просто "вуаль". Причем эту вуаль мог снять только муж, когда раздевал молодую жену в отдельной комнате после свадьбы. И считалось, что если вдруг кто-либо до этого времени увидит лицо невесты, то пропадет вся ее красота. Поверх этого убора набрасывали белое покрывало "фередже", закрывавшее лицо, голову и всю фигуру и оставлявшее только щелочки для глаз. А на фередже надевалась еще одна, весьма необычной формы накидка "дувак" (тур. - "свадебная фата"). Накидка эта имела форму островерхого башлыка. Спереди она закрывала лицо, а сзади спускалась до пят. Шили "дувак" семь девушек обычно из парчовой ткани и часто из семи разноцветных кусков (в основном это было принято в степной зоне). Дувак не сшивался, а только наметывался (Каралезли, 1992, 234-235).

Платье и нагрудник с золотыми монетами, надевавшиеся на невесту, представляли подарки жениха, причем платье бывало чаще бархатное, обшитое тесьмой "шерт". В старину платье не дарилось, а дарился только материал и золотые монеты, а уже из них шились платье и нагрудник (Там же, 231).[52]

Особую роль в брачном обряде горно-прибрежных татар играл пояс невесты. Еще в 1980-е годы невеста выходила замуж в традиционной феске и в обязательном старинном серебряном поясе. Перед свадьбой во время одевания невесты происходил обряд "опоясывания". Отец, а в районе Бахчисарая - старший брат (опрос автором информатора Консул, 1991 г.) трижды обходил вокруг невесты, держа в руках серебряный пояс, и только на третий раз отец или брат застегивал его пряжку. Это считалось благословением. Отец жениха, благословляя, надевал ему на голову каракулевую шапку (Бонч-Осмоловский, 1926, 41).

Свадебным же поясом жениха был расшитый золотом, из тонкой белой ткани "кшак", который невеста расшивала сама и дарила жениху во время сватовства. К концу XIX в. этот пояс стали сшивать на концах и надевали его через голову. Из предмета обихода он превратился в символ супружества. В отличие от женского серебряного пояса "ипши-кшак" жених своим поясом после свадьбы не пользовался (опрос автором информатора Р.К. Бозгязиевой, 1991 г.; цв. ил. 9).

В горно-прибрежном Крыму жених на свадьбу надевал и расшитые подвязки "чораб-бау", шившиеся из полоски бархата (3 х 20 см), проложенной картоном. К краям пришивались тесемки с кисточками, которые обвязывали длинные носки под коленями (Табл. XVII - 5, 6; цв. ил. 10).

В степной части Крыма определенную роль играл и передник "пештамал" ("оглюк"), который, как и платье, дарился матери невесты родственниками жениха. Шился он обычно из той же ткани, что и платье, и был очень нарядным. А дарили его потому, что к началу XX в. передник считался непременным атрибутом костюма пожилой женщины и этим подарком выказывалось уважение к ее почтенному возрасту (опрос автором информатора Р.К. Бозгязиевой, 1991 г.).

Обычно подарки, которые на свадьбе делались родственникам, гостям, а также жениху и невесте, представляли собой в каждом случае определенный набор, разный для мужчины и женщины. В горно-прибрежном Крыму в набор подарков для мужчин входили те же предметы, что и в "дохуз", дарившийся невестой жениху, - это были мужские рубахи, платки, пояса, подвязки, футляры для часов, кисеты, но обычно по одному предмету из всего набора. А для женщины предназначались платки, шарфы, шали, полотенца, покрывала "фередже-марама" и другие детали одежды. И очень часто в узорах свадебных вышивок зашифровывались знаки пожелания счастья, а иногда вышивались и амулеты (Спасская, 1926, 46).