Ткачество, выделка материалов у татар

До начала XX в. крымские татарки при шитье определенных деталей одежды - мужских и женских рубах, шаровар, поясов, а также платков и шарфов, использовали легкое домотканое полотно "атма", которое обычно сами же и ткали. Ткацкий станок стоял в каждом доме в специально отведенном для него помещении, и девочки уже с 10 лет учились искусству как простого, так и узорного ткачества.

На "атму" шли нити, спряденные вручную (из-за чего они всегда имели неравномерную крутку) из хлопчатобумажной и льняной пряжи. В деревнях часто употреблялась конопляная и крапивная пряжа, отчего нити получались более темными, толстыми и грубыми (иногда в них даже оставалась "костра" (Табл. XIV-1). Праздничные рубахи старались шить из шелкового полотна. Иногда при тканье полотна смешивали нити разной природы - одни шли на уток, а другие - на основу. В среднем "атма" имела ширину от 30 до 70 см.

Ширина полотна была определена для каждого вида изделий. Тип тканья, использовавшийся для создания "атмы", - полотняное переплетение, причем нити основы должны были быть тоньше уточных. Считалось, что непревзойденными мастерицами в создании "атмы" самого лучшего качества были татарки-степнячки. Если возникала нужда в высококачественных нитях, то использовались покупные, привозившиеся из Бухары, Закавказья, Малой Азии - с Анатолийского побережья. Главным поставщиком был Стамбул. Стам[13]бульская хлопчатобумажная нить "бурма" славилась своей крепостью, тонкостью, тугой и равномерной круткой. Из нее ткали "атму", напоминавшую крепдешин, она была не только тонкой, но и очень прочной.

В ханский период в районе Бахчисарая и Старого Крыма, занимались шелководством, но потребность в шелковом волокне была значительно больше, чем мог производить Крым, и поэтому приходилось пользоваться привозным шелком. В конце XVIII в. с развитием русской торговли стали появляться хлопчатобумажные нити машинной выработки из Лодзи и Риги (Чепурина, 1929, 75). "Атма", предназначавшаяся для шарфов, поясов и платков, в центральной части обычно бывала гладкой, а та, что шла на рубахи и шаровары, - полосатой. Иногда встречалось и полотно, украшенное ткаными квадратами, расположенными в шахматном порядке. Нити во всех этих случаях были некрашеные, естественных цветов - белого и кремового.

Полосы в центральной части полотнища получались или при использовании в утке ритмично чередующихся нитей одного цвета, но разной толщины, или нитей красного, иногда коричневого цвета. Из такого полотна и шили рубахи. Толщина нитей зависела или от степени крутки (слабо крученые носили название "мелез", а некрученые - "дамбра"), или от природы этих нитей. Чередование в центральной части толстых уточных нитей "дашбурду елакъ" с более тонкими, особенно при использовании привозимой из Закавказья тончайшей пряжи "шире", при большой плотности тканья создавало впечатление гофрировки. Узор же из квадратов получался на центральном поле оттого, что толстые нити утка пропускались не во всю ширину полотнища, а на определенном отрезке, и каждая нить занимала несколько горизонтальных рядов. Что же касается концов полотнища, то они были гладкими, когда их должна была заполнять вышивка, или же многоцветно узорно-ткаными.

Существовало три основных вида узорного ткачества. Первый - "атма орнеги сачме" ("ткань с рисунком вразброс") заполнял концы разных размеров полотнища "атма" (предназначенного для поясов, шарфов, полотенец). Здесь узор создавался обычно разноцветными уточными нитями, более толстыми, чем основа. В основном они образовывали орнамент из полос, очень принятый в степной части. Но такой орнамент получался при двуремизном ткачестве, а при многоремизном получались сложные узоры, всегда двусторонние. Такие узоры встречались в горном и южнобережном Крыму.

Второй вид - "атма кыбрыз" ("кипрское тканье"), иначе называемое закладным, или "паласным", ткачеством, помогал создавать сложные многоцветные орнаментальные композиции и использовался для изделий различного назначения в основном в прибрежной части полуострова. При этой технике нити утка прокладывались между нитями основы вручную и ложились настолько плотно, что полностью закрывали нити основы. При такой особенности ткачества разноцветные нити узора определялись зазорами, имеющими ступенчатую форму.

Третий вид - "тахталы" ("досочный"), назывался так потому, что при ткачестве дополнительно использовалась специальная дощечка-"бральница", образующая узор из настила цветных нитей, чередующихся то на лицевой, то на изнаночной стороне (Чепурина, 1929, 73-74). Такая техника создания узоров, более широко известная как "браное ткачество", была распространена в горно-прибрежной части Крыма. Внешне она очень напоминает вышивку, и это впечатление создается за счет рельефности узора. В Крыму, в районе южного берега, был очень распространен один из вариантов этой техники - "чильтер", создающий чаще стилизованные растительные и архитектурные мотивы (Куфтин, 1992, 219). Техника "тахталы" использовалась при изготовлении передников, поясов, шарфов, скатертей.

Кроме различных вариантов полотна "атмы", до начала XX в. при шитье определенных деталей одежды использовались и другие виды тканей разных цветов, причем как машинной, так и ручной выработки. Так, на шитье женских платьев "антер", издавна принятых в горно-прибрежной зоне, обычно шел жаккардовый шелк, а позднее, когда такие платья распространились уже по всему Крыму, их стали шить из бархата. Бархатными были и женские курточки, в то время как такого же рода курточки для мужчин шили из тонкого сукна.

Горные и степные татары для шитья верхней зимней одежды употребляли грубое сукно домашнего производства. Как отмечал в середине XIX в. В.Х. Кондараки, производившиеся в Крыму шерстяные бурки были незаменимы при верховой езде в зимнюю мокрую погоду, так как они были необычайно легки и практичны по своей форме (Кондараки, 1875, ч. XVII, 49). Из сукна шили также и головные уборы и обувь.

Очень развита была (в основном в горном Крыму) обработка шкур. В.Х. Кондараки писал, что некогда по всем городам полуострова производились теплые и легкие шубы из овчины, предназначавшейся прежде всего для нужд сельских жителей. Ко второй половине XIX в. это производство сохранилось в прежней своей форме только в Бахчисарае (Там же, 46). Самыми ценными считались мерлушковые шубы "эльтыры", менее ценными - из молодого черного каракуля, а уже потом - из коричневого. Меньше всего ценились шубы, сшитые из меха степных баранов (Там же, 47). Для молодых франтов из среды татар, а также на заказ для караимов шили смушковые шапочки (Там же, 47).

Что же касается кожевенного производства, то в 1808 г. в "Статистическом журнале" писали, что в Крыму сафьян делается только красный и желтый, причем желтый гораздо дешевле (Герман, 1908, 218-219). В 1867 г. Ф.Ф. Хартахай обратил внимание на то, что такой вид ремесленной деятельности, как обработка кож, пользовался здесь наибольшим уважением. По всему полуострову, особенно в Евпатории и Карасу-Базаре, выделывались всех видов и цветов сафьяны, юфть и шагреневая кожа. Товар этот не только в огромном количестве расходился на местной почве, но и был предметом вывоза (Хартахай, 1867, 170).

Говоря об искусстве крашения, нужно отметить, что крымские татары были хорошо знакомы со многими секретами приготовления красителей из природных материалов. Ярче всего это искусство проявилось в сложной технике крашения нитей. Очень часто встречающийся в деталях одежды желтый цвет был результатом крашения "шафрановой" краской, добывавшейся из пестиков крокуса, но, будучи очень дорогой, она заменялась красителями, приготовлявшимися или из барбариса, или из растущего в Крыму "иудина дерева", иначе называемого "багряником" (род акации), а иногда и из легко доступной шелухи лука. Отвар этих красителей давал все оттенки желтого цвета.

Черная краска готовилась из чернильного орешка, гранатовых корок и зеленой оболочки грецкого ореха. Красная - из коры сандалового дерева, "иудина дерева", корней марены и добывалась из насекомых "кошенили". Синюю - индиго, получаемую из растения "индигосфера", привозили с Кавказского и Анатолийского побережья, Ирана, Туркестана, Индии.

Помимо красителей животного и растительного происхождения с Анатолийского побережья поступали и цветные глины - "турецкая голубая и розовая" (Чепурина, 1929, 75). Комбинации этих красителей давали тона удивительной мягкости, характерные только для ханского периода, т.е. для того времени, когда населению было известно как множество рецептов приготовления красителей, так и секреты самого процесса крашения, в результате чего добивались окрашивания материалов (в частности нитей) во множестве оттенков одного цвета. Часто для создания разных цветов использовался один краситель. Постепенно мастерство крашения уходит, что было вызвано заменой в конце XIX в. натуральных красителей на анилиновые, производившиеся в Турции, Китае, Индии, Европе. Применение таких красителей давало цвета очень яркие, контрастные, "кричащие", не имеющие ничего общего с природными. Такая замена очень сильно сказалась и на уровне мастерства украшений деталей одежды.