Похоронный обряд крымских татар

Детали одежды, участвовавшие в похоронном обряде, хотя были и менее разнообразны, чем в свадебном, но никак не менее устойчивы.

Часто элементы подвенечного, особенно женского костюма (прежде всего это относится к головным уборам), служили при обряжении покойной. У татар это были шарфы. Такая традиция сохранилась до нашего времени (опросы информаторов и фотографии) и известна у многих народов. К примеру, у грузин - при обряжении покойной использовали весь комплекс ее свадебного головного убора.

В обряд входила специальная одежда для покойника, траурная - для близких и всех участвующих в обряде и отдельно - одежда для обмывальщика тела. Естественно, что и у мужчин, и у женщин эта одежда различалась.

Сначала на умершем ножницами разрезали его обыденную одежду, снимали ее[53] и накрывали тело тканью (район Судака) (Ефимов, 1993, 200). Затем приступали к обмыванию. После обряда обмывания одежду закапывали в специально вырытую яму (обычно под деревом, в дальнем углу двора). Туда же закапывали и одежду обмывальщиков и нитки с катушкой, оставшиеся после шитья савана (опрос автором информатора П. Мамбетовой, район Ялты, 1989 г.).

Затем платками "явлук" подвязывали подбородок и ноги.

В районе Ялты одежду не сразу снимали с покойного, а сначала стелили постель и клали его в том, в чем он умер, на простыни, а поверх в несколько слоев клали принесенные гостями ткани, на мужчин еще и пояса, а на женщин - шарфы, на грудь молитву "дуа" (Судакский район), а в районе Бахчисарая - раскрытые крестообразно ножницы (опрос автором информатора П. Мамбетовой, район Ялты, 1989 г.). А уже потом, отгородив место для обмывания, все эти вещи разбирали, одежду снимали и приступали к обряду обмывания.

Все предметы для обмывания приносили из мечети. У обмывальщиков была специальная одежда, которую готовили родственники умершего, - длинные тряпичные перчатки и длинный белый матерчатый фартук. Мужчин обмывали мужчины, а женщин - женщины.

После обмывания на покойного надевали "кефын" - саван. В саван, сшитый из заранее приготовленной ткани, входил набор предметов: 1) "гольмек" - рубашка, длинная для женщин и короткая для мужчин. В Старом Крыму погребальная рубашка называлась "дженет колек", была цельнокроенной, без швов (опрос автором информатора Р.К. Бозгязиевой, 1991 г.); 2) "план", или "туман", - ткань, закрывавшая ноги; 3) непосредственно саван, состоявший из трех слоев ткани, в которые заворачивали покойного. Для женщин в некоторых районах из этой же ткани шили покрывало "марама" и платок "явлук", которые не завязывались, а укладывались на голове (Ефимов, 1993, 200). Причем все эти предметы, входившие в "кефын", кроились без ножниц и без ножа - ткань рвали по линии нити и сшивали крупным швом, толстыми нитями. Шить должен был только один человек, используя новую иголку и новую катушку (опрос автором информатора Ш. Халиловой из Симеиза, 1989 г.). На гольмек под саван обычно клали молитву "дуа", а сам саван подвязывали в ногах и над головой веревкой и уже в могиле эти веревки развязывали (Ефимов, доклад9).

Укладывая покойного на носилки, под тело мужчины клали два пояса, на которых потом опускали тело в могилу.

Для женщины такое же значение имела простыня-покрывало "чаршаф" (тур. - "женское покрывало", имело то же назначение, что и "фередже"). Поверх савана клались дары родных и гостей - на женщин вдоль всего тела (и даже на ручки носилок) набрасывались платки, полотенца и в большом количестве шарфы, а на мужчин - ткани, пояс и другие детали одежды. Раньше считалось, что всех видов деталей должно быть по семь штук, и все это называлось "приданое", так как готовилось как дар на похороны. Потом это все раздавалось присутствующим и в основном бедным, встреченным у кладбища прохожим, которые имели право распродавать эти вещи на пятничном базаре (Куфтин, 1928, б.с.).[54]

По словам Г.И. Радде, в середине XIX в. тело покойного "закутывают в белые платки, на ноги надевают чулки и туфли, а на голову ермолку с длинной белой кистью" (Радде, 1856, 13).

Что же касается траурного костюма сопровождавших покойного на кладбище, то все мужчины надевали рубахи с длинными рукавами "гольмек" и шапочку "такийя".

Обряд погребения у крымских татар очень схож с тем же обрядом у караимов (Полканов, 1994, 29-34) и у крымчаков (Ачкинази, 1991).

Интересно, что даже надгробные памятники у татар, как и в Турции и в Египте (Нерваль, 1986, 128), имели навершия в виде женских и мужских головных уборов, что мы можем наблюдать на ханском кладбище в Бахчисарае (Кондараки, 1875, ч. XV, 182-184). Такого рода надгробия встречаются и на Северном Кавказе, иногда и у ногайцев (сведения А.А. Ярлыкапова).

О связи одежды с потусторонним миром говорит поверье о возможности избавиться от болезни. На могилах людей, прославившихся святостью образа жизни, татары отрывали куски от собственного платья и оставляли их на этих местах, считая, что так они расстаются со своими недугами (Кондараки, 1875, ч. 12, 39).

Что же касается особенностей похоронного обряда у ногайцев, то в 1836 г. Корнис писал, что они "мертвых одевают в их платье и так несут на кладбище" (Корнис, 1836, 291). А.Н. Попов писал в 1888 г., что родственники покойного носят после его смерти 40 дней ту одежду, в которой они были, когда он умер, потом эту одежду тоже, как и "приданое" с носилок покойного, раздают бедным (Попов, 1888, 45). По сведениям Н.Ф. Дубровина (1860-е годы), мужчины-ногайцы надевали в знак траура шапку особого покроя с нагольной внешней стороной. Края ее обшивались или серпянкой (редкая льняная ткань), или другой похожей тканью и имели форму фестонов. Шапку эту носили в течение года.

Позднее она перешла и в повседневный костюм (Дубровин, 1871, 279-280). Трухмены, жившие издавна на территории калмыцких степей и причисленные к кизлярским ногаям, по впечатлению А. А. Володина, в начале XX в., как мужчины, так и женщины, носили весь комплекс траурного платья в течение года, не меняя и не стирая его. Причем для близких родственников о трауре говорил черный цвет шапки, а для дальних - зеленый или синий. У женщин траурным был белый цвет (Володин, 1908, 51).