Обряды и ритуалы крымских татар; одежда

Обряд обрезания. Во время обряда обрезания "сюннет-той" большую роль играли полотенца и платки. Платок и полотенца дарила мать мальчика цирюльнику, совершавшему обрезание (Кондараки, 1875, ч. XI, 65). Известно, что в районе Карасу-Базара мужчинам и приятелям, приходившим навестить мальчика после обрезания, завязывали на руку платок (как и дружкам на свадьбе) (опрос автором информатора Р.К. Бозгязиевой, 1991 г.). А в дер. Котлах (Судакский район) вместо платка через плечо повязывали полотенце (опрос автором жителей деревни, 1991 г.). В Турции через плечо повязывали ленту, но не гостям, а самому виновнику обряда (Еремеев, 1980, 63).

Религиозные праздники. На религиозные праздники, особенно на Курбан Байрам, мужчины и женщины надевали самые нарядные платья и устраивали состяза[55]ния, на которых женщины выдавали мужчинам-победителям призы. В призы входили кушаки, платки, шапки и башмаки - красные сафьяновые остроконечные без подошвы (Дубровин, 1871, 273). А на 10-й день Рамазана в степном районе парни надевали высокие колпаки, белые одежды и маски. Некоторые из них одевались в женское платье (Фиельструп, 1923).

Подготовка к молитве. До наших дней существуют особые приготовления к совершению молитвы, отражающиеся на костюме. Мужчины, молившиеся в мечетях, всегда снимали обувь. Молящиеся в пути подстилали под колени верхнюю одежду. Женщины, обычно молящиеся дома, снимали во время молитвы все украшения (Радде, 1856, 4), покрывали голову шарфом так, чтобы не видны были волосы, и опускали манжеты платья, закрывая ими кисти рук (опрос автором информатора 3. Бекировой, г. Евпатория, 1989 г.).

Обряд посвящения в мастера. Очень интересен по своим связям с магическими знаками обряд "реван" - посвящение в мастера, т.е. принятие в цех и тем самым открытие свободного пути для ремесленника в отправлении его ремесла. В.А. Гордлевский считал, что вся эта система была перенята татарами у турок (Гордлевский, 1928,57). У нас есть подробное описание "ревана", данное очевидцем, наблюдавшим его в 1827 г. в Бахчисарае. Описан обряд принятия членов в цех кожевников - одно из самых элитных ремесленных производств.

Кандидаты в мастера, как и члены цеха, стояли в разноцветных (очевидно, в зависимости от религиозной принадлежности) шелковых (мастера) и бумажных (кандидаты) покрывалах "пештамалах", сложенных в длину и перекинутых через правое плечо, с заткнутыми за пояс у левого бока концами.

После специальной молитвы духовный руководитель цеха - "нахып" - единственный, не набрасывавший на себя "пештамал", "отверзал врата" цеха для подмастерьев, т.е. снимал пештамал с их плеч, разворачивал его, три раза обводил пештамалом вокруг посвящаемого (интересна аналогия с невестой, пояс которой отец или брат тоже трижды обводил вокруг невесты, перед тем как застегнуть на талии) и завязывал верхние концы покрывала узлами сзади (Булатов, 1840, 141, 151), отчего тот приобретал вид передника.

Причем завязывался пештамал на три узла. В.А. Гордлевский, наблюдавший этот отряд уже в 1927 г. в Карасу-Базаре, писал, что первый узел указует на единство Бога, второй - на пророка Мухаммеда, а третий - на архангела Гавриила (Джебраила) (Гордлевский, 1928, 61). Затем происходило "разрешение запонов" - помощник "нахыпа" развязывал узлы пештамала и набрасывал плат на левое плечо вновь принятого в члены цеха. Этим "развязыванием" узлов ознаменовывался переход из одного состояния в другое - таким образом, отверзались врата в новую жизнь. Затем уже новопринятые в мастера дарили своим наставникам и высшим членам цеха подарки - сукно на кафтан, ткань "шамаладжу" - на халаты, а также хлопчатобумажные и шелковые платки. По принятой у татар легенде, еще архангел Гавриил, по велению Бога, набросил на Адама как на первого ремесленника передник-покрывало.

А позднее знаменосец Мухаммеда окрасил на своей свадьбе кожи домашних животных в три цвета: в черный - баранью, в желтый - козлиную и в красный - бычью (Гордлевский, 1928, 57). После принятия в члены цеха мастер не имел права выходить из своей мастерской в рабочей одежде. Если в его помещении было еще и грязно, то брали его штаны "туман", вываливали их в грязи и вешали на дерево у мастерской. Если же он не менял своих привычек, то собрание цеха снимало с него фартук - "пештамал" и ему говорили: "Твой кафтан сшит", - т.е. этим он лишался и мастерской и звания мастера (Гордлевский, 1928, 62-63). Рассматривая особенности проведения обряда с разни[56]цей в 100 лет, в городах, представляющих население с разными этническими корнями, нужно отметить, что он во всех значимых деталях оставался очень устойчив. Правда, для представителей различных субэтнических групп, проживавших в степных или в горно-прибрежных областях, всегда существовали свои особенности, а иногда - менее четко, они проявлялись в отдельных районах и даже деревнях.

Считается, что наиболее явно в обрядовой одежде проявилось турецкое влияние, особенно в районе Бахчисарая, тесно связанном с Турцией во времена ханства.

Но здесь мы видим и много общего с традициями других народов, в частности - с греками, в основном сформировавшимися во времена существования Византийского государства. Но о всех этих влияниях, проявившихся в различных символах, мы будем говорить позже.