Символика цвета костюма у татар

Кроме многообразия линий орнамента и создаваемых ими узоров, большую информацию несло в себе не только сочетание цветов на этих узорах, но и цвет самого фона, на котором они создавались. Прежде всего это связано с цветом деталей костюма, который никогда не был случайным, а часто говорил и о вероисповедании его владельца, и о его семейном положении, и о возрастной и социальной принадлежности, и о связи с определенными обрядовыми ситуациями, и о ступени, занимаемой в религиозной иерархии. Причем символика цвета связывала не только этно-генетически родственные народы, но и перенималась с веяниями новой культуры (например, влияние Византии на культуру Османской империи)12. Особенно явно эта граница цвета разделяет кочевые и земледельческие народы. И прежде всего это касается головных уборов и обуви - наиболее консервативной части костюма. Чаще всего это можно видеть на примере женского костюма.

Различия в восприятии значения цвета у этносов, принадлежащих к культуре кочевников или земледельцев, в Крыму можно проследить на примере сравнения его использования в костюме ногайцев и степняков с костюмом горноприбрежной группы татар.

При этом любопытно провести аналогии с его восприятием в культуре народов, близких и к той, и к другой группе. Так, например, ногайцы и степняки имели очень много общего в этой области со ставропольскими "трухменами" и с кочевыми народами Северного Кавказа и Средней Азии. Так, Н.Ф. Дубровин (Дубровин, 1871, 280-281) писал в 1860-е годы, что у ногайцев очень большую роль в костюме играл красный цвет, в старину говоривший о родовитости, а позднее и о состоятельности его владельца. Постепенно отношение к этому цвету стало более демократичным, и в XIX в. его использовали уже часто просто как выделяющий праздничные ситуации.

Такую же трансформацию в отношении к красному цвету, но уже у народов адыгской группы отмечает и Л.В. Самарина (Самарина, 1996, 220). Женщины носили красного цвета рубаху, такого же цвета туфли, пояс и платье-бешмет. У девушек красное навершие имели шапочки. Мужчины носили красные сапоги, а на спинке у ворота верхней одежды - нашивку-оберег красного цвета. В основном одежду красного цвета носила молодежь. То же и у "трухмен", наголовные покрывала-"дастары" которых бывали обычно малинового или красного цвета (Володин, 1908, 38-39). С.Ш. Гаджиева пишет (Гаджиева, 1976, 128), что у ногайцев Северного Кавказа молодые женщины в старину носили платья-рубахи красного и малинового цветов, реже оранжевого (невольные аналогии с цветом платьев-рубах в костюме таджичек. - Л.Р.). Такого же цвета были и шальвары.

Позднее красный цвет был заменен на белый. Верхняя одежда молодых девушек тоже была красного цвета, но с годами цвета менялись (Гаджиева, 1976, 140). Сначала на синий, а затем, как и у туркмен и других народов Средней Азии (Сухарева, 1982, 87), - на желтый, а у совсем старых - на белый. В культуре многих народов красный цвет символизировал жизнь, плодородие, защиту, власть и богатство. У монгол он был символом покоряющей власти (Жу[69]ковская, 1988, 166), а у византийцев просто символом власти (Каждан, 1968, 165). Постепенно из подчеркивающего высокое происхождение носившего его владельца красный цвет превратился в символ радости и молодости и уже присутствовал в одежде как праздничный, принадлежащий в основном молодежи. Для определенных деталей одежды - в основном это курточки и фески, красный цвет был распространен и у горно-прибрежных татар.

Белый цвет у многих кочевых народов был символом траура. А в одежде пожилых женщин белый цвет говорил о выходе их из продуцирующего возраста и, таким образом, символизировал их очищение. Так, например, у ставропольских трухмен белые дастары носили женщины любого возраста во время траура, а пожилые носили их всегда (Володин, 1908, 38-39). Е.Н. Студенецкая, описывая костюм народов Северного Кавказа, отмечает, что белый цвет был характерен здесь для погребальной одежды, так как являлся символом чистоты (Студенецкая, 1989, 216). А Л.В. Самарина замечает, что как символ чистоты белый цвет был традиционен и для девичьих платков и шалей у тех же народов (Самарина, 1996, 219, 220). У монгол белый цвет означал покой, просветление и траур (Жуковская, 1988, 166). А в культуре Византии он символизировал спасение (Каждан, 1968, 165). Татарки любого возраста из горно-прибрежной группы носили наголовные покрывала не красного цвета, как это было принято у молодых степнячек, а белого, принятого у народов, входивших в Османскую империю (Racinet, 1995, 119; Брун, Тильке, 1996, 379, 389).

Кроме белого цвета, в среде кочевников в качестве траурного выступал и черный цвет. Так, у тех же трухмен мужчины во время траура по близким родственникам носили головные уборы черного цвета, а если это были дальние родственники, то черный заменялся зеленым или синим цветом. По словам Р.Г. Мукминовой, в XVI в. в Бухаре и Самарканде мужчины в знак траура повязывали голову синим тюрбаном и надевали синего цвета халаты (Мукминова, 1979, 76). Вообще известно, что у многих народов, в том числе и входивших в состав Османской империи, постепенно синий цвет заменялся на черный (Чепурина, 1935, 103; Нерваль, 1986, 23). В Византии черный цвет символизировал гибель (Каждан, 1968, 165), и, очевидно, с этим связана устойчивая христианская традиция воспринимать его как цвет траура.

Поскольку зеленый цвет у мусульман считался знаком особого отличия, то известно, что на многих землях, завоеванных турками, христианам запрещалось носить одежду (особенно головные уборы) зеленого цвета. В Византии же зеленый цвет означал смирение (Там же, 166). На Тибете зеленый цвет выражает божественную мудрость (Жуковская, 1988, 157), а в буддизме означает - "видящий то, что обладает смыслом" (Там же, 166).

Желтый цвет у монгол был символом благочестия и милосердия (Там же, 166). В Византии желтые сапожки символизировали путь, ведущий к божеству (Каждан, 1968, 165), а в Турции, по впечатлению Ж. де Нерваля, были знаком социального превосходства (Нерваль, 1986, 356). У народов Северного Кавказа (адыгской группы) желтого цвета обувь говорила о дворянском происхождении ее владельца (Самарина, 1996, 220). В Крыму их носили и мужчины, и женщины - это был самый распространенный цвет обуви у крымских татар. Интересно замечание Ж. де Нерваля, что в Турции в середине XIX в. вероисповедание каждого прохожего на улице можно было определить по цвету обуви: турки носили обувь желтого цвета, армяне - красного, греки - синего, а евреи - черного (Нерваль, 1986, 356).[70]

Как итог вышеизложенного можно сделать вывод, что часто одни и те же цвета у народов с различными этническими корнями, культурными и историческими традициями несли в себе очень близкую символику. А самая значительная разница в восприятии цвета проявилась у народов, принадлежавших или к кочевой, или к земледельческой культуре. Правда, постепенно эти различия стирались, что было связано с изменением образа жизни (в основном у кочевых народов). Менее явно разница в отношении к цвету прослеживается на основе деления по конфессиональной принадлежности.[71]